Вадим Яценко. Жизнь как галерея

style=""/>Вадим Яценко занимается только тем, что ему нравится, -превращая свою жизнь в своеобразную галерею, образов и любопытных артефактов.

— Вы в жизни занимались настолько разными вещами, что невольно возникает вопрос: кто вы по образованию?

— Я окончил Киевский национальный университет, романо-германский факультет, однако дальнейшая моя карьера с полученной специальностью никак не связана. Учеба вообще, на мой взгляд, не определяет ни сферу деятельности человека, ни уровень его знаний, ни мировоззрение. Гораздо больше на меня повлияли люди, которые в тот или иной период времени были моими кумирами: на любом жизненном этапе нужны личности, которые, как Данко, будут освещать путь своим горящим сердцем.

Довольно продолжительное время таким человеком был мой старший друг, боевой офицер. Знаю его уже более 30 лет, и многое из того, что он говорил, по сей день для меня остается истиной. Иногда его советы определяли мою дальнейшую судьбу. Так, именно он подвел меня к решению жениться после пяти лет «встречаний» с женой. Потому что умение принимать решения — одно из важных качеств, которыми должен обладать мужчина. Плюс надежность, ответственность… Такие вещи, конечно, легче воспринимаются, когда исходят от людей, которых уважаешь, которым доверяешь.

Позже жизнь меня свела с Богданом Курилко — человеком с чрезвычайно сложной судьбой: еще ребенком он вынужден был покинуть Украину, а спустя многие годы сделал блестящую карьеру в Штатах. В свои 85 он сохраняет высочайшую ясность ума, доброжелательность, силу характера. Говорит на нескольких языках, в том числе на украинском, хотя был период, когда он 40 или даже 50 лет не приезжал в Украину. В возрасте под 70 с братом Любомиром покупал учебники украинского языка и истории и лично вез их на восток Украины. Спонсировал детский приют в Сколе (Карпаты). Помогал домам престарелых во Львове. Покупал с братом компьютеры и дарил их КПИ. Выделял средства для украинских стартапов, помогая людям открыть, скажем, маленькую типографию. Это люди с огромным сердцем, которые вдохновляют своим примером. Во многом благодаря им я стал тем, кем стал…

— Как вы оказались первопроходцем в бизнесе?

— Однажды компания Coca Cola обратилась ко мне с просьбой подобрать моделей для календаря-постера, а заодно провести фотосессию, оформить и напечатать. Подобным мы раньше не занимались, но тут просто взяли и сделали. Некоторое время спустя календарь заметили сотрудники международного агентства McCann-Erickson, которые как раз искали партнеров в Украине. Мы встретились, и человеческий фактор победил самые эффектные презентации: конечно, я мало что понимал в бизнесе, но мне поверили как человеку. Затем были 12 лет работы с одной из крупнейших мировых сетей, и этот период очень много дал мне как профессионалу. Я приобрел интересные и полезные знакомства, научился вести прозрачный бизнес, выдерживать баланс между собственной выгодой и интересами партнеров.

— Скажите, а что вас побудило заняться коллекционированием?

— Искусство меня интересовало всегда. А фотография, как по мне, имеет целый ряд положительных качеств. Можно не понимать живопись — фотография же понятна всегда. Вот Говард Шатц, Грег Горман, Альберт Уотсон — это все работы музейного уровня, но в то же время они просты для понимания. Оценить класс автора значительно проще, чем в случае с живописью. И конечно, немаловажный фактор — доступность, причем совершенно гениальных произведений. Если «Гранд-канал в Венеции» Клода Моне недавно продали за $36 млн, максимальная цена за фото на сегодняшний день — всего $4 млн. В среднем же стоимость фоторабот составляет $ 1 000 и выше. Так что в принципе можно собрать очень хорошую коллекцию мирового уровня за относительно небольшие деньги.

Тем не менее я, заядлый собиратель, в конце концов понял: просто покупать — крайне непрактично: работы надо где-то хранить, экспонировать. И в какой-то момент стал бить себя по рукам, унимая хватательный рефлекс. А собственнические инстинкты решил превратить в нечто социально полезное — открыть галерею. Она дает возможность унять жажду первичного обладания: пока в течение выставки каждый день смотришь на работы, желание тут же схватить и утащить домой часто проходит — и слава богу. К тому же у галериста больше возможностей развить с автором хорошие, глубокие отношения, чем у коллекционера. А для меня это невероятно важно: все, кого я здесь выставляю, — люди действительно великие, и я очень многому у них учусь. Самоотдаче, перфекционизму, ориентированности на результат. К примеру, у Ника Визи огромная студия из бетона с десятками рентгеновских аппаратов, при помощи которых он делает свои невероятные фото. Говард Шатц построил специальный бассейн, заполнил его специальной жидкостью, использует специальный мейк-ап и специальные ткани, приглашает специальных людей — артистов балета, цирка, кино, — готовых бросить вызов гравитации. А сам Говард (которому давно за 60) сидит в этом бассейне и снимает, хотя вполне мог бы зарабатывать большие деньги как успешный офтальмолог.

Галерея для меня — это скорее хобби, благотворительность. Сюда каждый месяц приходят тысячи. Выставку британца Элвина Бута посетило порядка 3 тыс. человек: это греет мне душу. Имея дело с искусством, мысли о деньгах и рациональные соображения вообще стоит оставлять в стороне. К примеру, у меня в офисе висит метровая фотография — городской пейзаж, который я приобрел в Нью-Йорке. Дилер и куратор Марла Гамбург Кеннеди увидела, как загорелись мои глаза при виде работы, и спросила: «Нравится?» — «Да». — «Хочешь прямо сейчас купить?» — «Хочу». И вот я оказываюсь в центре Нью-Йорка с работой весом не менее 50 килограммов: там тяжелое оформление — металл, стекло. Как ее транспортировать в Украину, совершенно непонятно: стоимость перевозки примерно равна цене самой работы…

А первую фотографию для коллекции я, помню, купил в Галерее РА даже не знаю, кто автор. Это диптих: кошка, зеленая стена, водосточная труба. Позже много своих работ мне подарил прекрасный фотограф Коля Трох. Думал, дам ему за них денег, но я сказал: «Все равно их промотаешь, давай лучше куплю тебе что-нибудь полезное». Коля попросил видеокамеру: давно хотел заняться видеоартом. К сожалению, при жизни он не получил большого признания и в 2007-м в нищете, в чужой квартире умер. А ведь талантливейший был автор и мог бы еще очень ярко себя проявить…

Помимо фотографии, у меня много живописи, очень красивая коллекция нэцке, собрание венской бронзы… Если что-то начинаю коллекционировать, потом сложно остановиться. Однажды моя дочь решила, что собирает кукол. И вот я стал везти кукол: из Бирмы, с Берега Слоновой Кости, со всего мира, да так увлекся, что коллекция уже стала не дочери, а моя…

Очень многие вещи из собрания хранятся в моем загородном доме. Когда-то планировал, что весь бизнес продам, буду жить в доме, где помещу всю свою коллекцию. Однако все сложилось по-другому, я по-прежнему живу в Киеве, а дом мы используем в качестве дачи: с апреля по октябрь приезжаем туда на выходные, готовим с друзьями рыбу, мясо, гребешки и в хорошей компании чудесно проводим время.

— В каких странах вам удалось побывать?

— Проще сказать, где я не был. И то, если я был в Камбодже, Бирме, Таиланде, Вьетнаме, то, считаю, можно спокойно отнестись к тому, что не доехал до Лаоса. Хотя и туда рано или поздно попаду. Несколько лет жил в Африке: там легко, хорошо себя чувствую. Мне неинтересно просто ставить флажки на карте: всегда понимаю, ради чего и куда еду. И если, например, собираюсь в Уганду, то потому что хочется увидеть горных горилл, которых на Земле осталось всего 2 тысячи. Да, там трекинг по горам, по грязи, в тропическом лесу, надо подниматься, чтобы их увидеть… Но как раз ради таких вещей и стоит путешествовать.

Между прочим, несмотря на то что я жил в лучших гостиницах по всему миру, самые интересные и запоминающиеся моменты пережил в палатках: у иранских кочевников, на леднике Монблана. Или в долине реки Омо, на границе между Суданом, Угандой, Кенией — в совершенно диких условиях. Важно, где ты, с кем ты, чем занимаешься. Поэтому друзьям всегда советую: не берите дорогих отелей. Если собираетесь на курорт и планируете проводить в номере много времени — тогда да: выбирайте хорошую гостиницу в красивом месте. Хотите открыть для себя новую страну, посмотреть город или местность — возьмите что-то бюджетное, но удобное, в центре. Все равно будете выходить из гостиницы в 8 утра и возвращаться за полночь.

Кстати, некоторым почему-то кажется, что, путешествуя, я опять же постоянно пополняю собственную коллекцию. На самом деле это уже давно не так. У меня действительно обширное собрание артефактов, представляющих мировую культуру от севера Канады до Южной Африки, от Боливийского плато до японской Окинавы. Однако сейчас для меня гораздо более важно привезти что-то для Музея западного и восточного искусства.

— Все, что вы делаете, — отражение ваших пристрастий?

— И пороков. Впрочем, считаю, у меня есть привилегия заниматься только тем, что нравится: строить дома, какие хочу, вести бизнес, какой хочу. Возможно, все это совершенно не оправдано с коммерческой точки зрения, однако получаю от этого удовольствие. Конечно, в работе я, как истинный европеец, все же ориентирован на результат. Однако я еще и переборчив в способах достижения цели: честность и порядочность для меня очень важны. Я не торгую своими принципами. Все вместе дает мне возможность жить в удовольствие — и чувствовать себя счастливым человеком.

Комментарии запрещены.

Статистика


Яндекс.Метрика