Колобок

Даже самые хитрые женщины порой допускают непростительные оплошности. Когда им кажется, что они способны целый мир обвести вокруг своего пальца, на самом деле кто-то обводит вокруг пальца их самих.

Звонок в дверь прозвучал резко, отрывисто. Раз, второй, третий… Юля с трудом разлепила глаза. Светящийся циферблат часов показывал полночь — время для визитов неподходящее. Однако тому, кто стоял за дверью, было явно наплевать на этикет.

 

Откровенный разговор

Юля встала и, быстро накинув халат, прошла в прихожую. Посмотрев в глазок, она еле сдержалась, чтобы не вскрикнуть. За дверью стояла Карина. Что ей нужно в такой поздний час? Неужели что-то заподозрила?

— Юлька, открывай, я знаю, что ты меня видишь! — послышалось из-за двери.

— Ты чего так кричишь? — спросила Юля, притворяясь заспанной, и приоткрыла дверь. — Соседей разбудишь.

— Где он? — рявкнула Карина и, не разуваясь, кинулась в комнату. — Где ты его прячешь?

— Кого? — делая вид, что ничего не понимает, удивилась Юля, а сама похолодела от страха.

Карина тем временем уже вовсю хозяйничала в квартире. Девушка откинула одеяло на кровати, заглянула за шторы, одну за другой открыла двери в комнаты. Выглядела она как разъяренная фурия.

— Где Костик? Признавайся, живо!

— Ты еще в шкафу поищи, — нервно хихикнула Юля. — С ума сошла?

Карина уселась за стол, вытащила из кармана пачку сигарет и закурила. Вместо пепельницы придвинула к себе чашку с недопитым какао.

— Да ладно, не придуривайся, — она выпустила дым в лицо ошарашенной Юле и усмехнулась. — Я давно знаю, что ты спишь с моим мужем.

Юля помолчала, наблюдая, как пепел сигареты падает в чашку.

— Если знаешь, тогда почему же…

— А потому! Костик-то наш тот еще ходок, ты и сама в курсе. Так лучше уж близкая подруга в любовницах, чем непонятно какая девчонка. Мне так спокойнее… Ясно теперь?

Карина бросила окурок в чашку, и он зашипел в коричневой жиже, испуская зловоние.

— В общем так. Я знаю, что он бывает у тебя по средам и пятницам. Иногда, не чаще раза в месяц, остается на ночь, наврав мне про командировку в какие-нибудь Нижние Васюки. — До сегодняшнего дня все шло по графику. А вот теперь произошел сбой, и мне это не нравится! Костика нет дома третьи сутки, мобильный недоступен, так что колись, подружка, что вы задумали?

Неожиданно Юля почувствовала себя увереннее. Ногой придвинула табурет, уселась напротив подруги и злорадно ухмыльнулась.

— Значит, он тебя бросил?

— Не может этого быть! — взвилась Карина. — Отвечай немедленно, где он?

— Да я на самом деле не знаю! Он не приходил и не звонил уже три дня, -сказала Юля, и вдруг сама почувствовала что-то вроде тревоги.

Карина изо всех сил потерла ладонями лицо, помотала головой и растерянно уставилась на подругу.

— Это что же получается, надо в полицию звонить?

— Погоди с полицией, — рассудила Юля. — Давай для начала Надьке позвоним!

 

Спасательный круг

Надю нисколько не удивил звонок среди ночи.

-Да, конечно, сейчас приеду, — зевнула она в трубку и пошла собираться.

Наверняка пустяк приключился, но она не могла отказать. Надя уже привыкла быть личным психологом и экстренной помощью для своих подруг.

Вызванное такси ждало у подъезда. Водитель заинтересованно оглядел ночную пассажирку и разочарованно отвернулся. Надя хмыкнула и с комфортом устроила свое пышное тело на заднем сиденье — она никогда не питала иллюзий насчет своей внешности. Уже в ранней юности поняла, что красоткой не станет, так что толку горевать о несбыточном? Надя решила, что ясный ум если и не компенсирует отсутствие красоты, то уж точно больше пригодится в жизни. Решила и сделала! Первая ученица в школе, лучшая студентка на курсе, красный диплом и, как следствие, — успешная карьера. Да и друзья ее любили. За мудрость, отзывчивость и легкий уживчивый характер.

— Приехали, — буркнул шофер.

Надя расплатилась, вылезла из машины и подняла голову наверх. Так и есть, все окна многоквартирного дома темные, только Юлькины светятся. Значит, не пустяк, а случилось что-то действительно серьезное.

Подруги обрушились на нее сразу, с порога:

— Надь, Костик пропал.

— Надь, что нам делать?

— Тихо! — прикрикнула Надя, прошла в комнату и уселась в кресло. — Давайте подумаем…

Юля и Карина застыли напротив, с мольбой глядя на умницу-подружку. Надя с ласковым снисхождением смотрела на девчонок и думала, какие же они красавицы… и какие безмозглые истерички. Избалованные мужским вниманием, капризные и стервозные — именно такие, от которых теряют голову большинство мужчин. И Костик, конечно, потерял… Надя вспомнила, как долго он не мог выбрать одну из двух, как приглашал их на свидания по очереди, как после просил у нее совета. И она дала ему совет, достойный Макиавелли. В итоге Костик женился на одной, но спал с обеими.

— Прежде чем топать в полицию и смешить народ, надо позвонить Костику на работу. Потом осторожно поспрашивать друзей, — задумчиво сказала Надя. — И проверить, на месте ли его вещи…

— Вещи на месте, — поспешно отозвалась Карина. — Шкаф забит рубашками и галстуками.

— А документы?

— Документы? — Карина наморщила лоб и беспомощно развела руками. — Не знаю.

 

Ни слуху ни духу

Едва дождавшись утра, подруги поехали к Карине. В квартире было тихо, убрано и не наблюдалось следов поспешных сборов. В шкафу ровными рядами висели рубашки всевозможных оттенков, костюмы и галстуки.

— Звони его начальнику, — велела Надя, взглянув на часы.

— Три дня назад Костик уволился и получил расчет, — сказала Карина, положив трубку. — Ничего не понимаю…

В полиции у них долго отказывались принять заявление. Согласились только тогда, когда Надя пригрозила жалобой в прокуратуру. Молоденький сержант не без удовольствия выпытывал, кто кем приходится пропавшему гражданину. Понять его было легко — не каждый день увидишь жену и любовницу, которые дружно разыскивают сбежавшего мужика.

По вечерам все трое сидели на кухне, литрами пили чай, курили и в тысячный раз задавали друг другу одни и те же вопросы: где он, почему сбежал?

Я от волка ушел, от медведя ушел…

Ситуация разъяснилась через несколько дней. По электронной почте Карине пришло лаконичное послание от Костика: «Не ищи меня, для себя я все решил». После получения письма тут же был созван женский совет на котором

Карина, Юля и Надя досконально изучили каждую букву, напечатанную рукой Кости, и вынесли вердикт — сбежал. Мужчина, что с него взять…

Подруги, как могли, поддерживали Карину и советовали ей не отчаиваться: авось еще вернется благоверный. Поначалу девчонки каждый вечер собирались у нее, чаевничали, а потом и эти встречи им наскучили. Юлька закрутила новый роман и все больше времени проводила с возлюбленным, а Надя засобиралась в Египет. «Ну и что, что не сезон! Зато отдохну», — объяснила она.

Получив отпускные, Надежда быстро собралась и уехала. Для подруг — в Египет. На самом деле — в деревеньку под Киевом.

Надя хвалила себя за ум дальновидность: не продала дом, доставшийся в наследство от бабки, сохранила. Всего два часа на электричке, да минут двадцать на раздолбанном старом «пазике», и вот она — маленькая деревушка на берегу живописной речки.

Надя сгибалась под тяжестью рюкзака и двух сумок, но весело и быстро шла от станции. Представляла, как накроет стол: разложит по тарелкам сыр, ветчину и рыбу, откроет бутылку водочки, откроет банку с малосольными огурцами.

— А вот и я! Заждался? — крикнула Надя, вваливаясь в тесную прихожую.

Костик поднял от ноутбука заросшее щетиной лицо и улыбнулся. Выглядел он неряшливо: борода отросла неровными клочьями, на майке виднелись пятна кетчупа. Но глаза сверкали азартом, и улыбка была светлая, радостная.

Господи, как же она его любила! Любила и ждала все эти долгие годы — сначала пять лет института, потом еще три года его дурацкого брака… Надя гордилась собой и немного злорадствовала — как же легко оказалось манипулировать Кариной и Юлей. Эти куклы доверчиво делали все, что она советовала: истерили, ревновали, требовали денег и, главное, пытались сделать Костика своей собственностью, лишить его свободы. Ни один нормальный мужик не выдержит такого прессинга, да еще с двух сторон. Вот и Костик не выдержал. А Надя тут как тут — ласковая, понимающая, ничего не требующая…

— Предпоследнюю главу дописал, -сказал Костик, откусывая батон. — Как же здорово пишется на свободе! Спасибо тебе, Надь, ты меня спасла.

— Пиши на здоровье. Только поедим сначала.

Надя отобрала у него батон и принялась стол. Ош была счастлива, потому что был счастлив Костик. Он давно мечтал бросить надоевший офис и писать книги, но не мог позволить себе эту роскошь: жена требовала денег, любовница — подарков.

— Меня не ищут? — спросил Костик после ужина.

Они сидели на крыльце, укрывшись одним пледом. Костя курил и смотрел на темнеющее небо, улыбаясь своим мыслям.

— Нет, уже успокоились. Ты хорошо придумал с письмом. Каринка как его получила, хоть перестала истерики закатывать. Теперь спокойно сидит, надеется, что ты вернешься. Вот наивная…

— Я от волка ушел, от медведя ушел, -пошутил Костик. — Похож я на Колобка?

— Похож, — Надя засмеялась и положила голову ему на плечо. — А вот от лисы не уйдешь!

Плечо Костика вдруг напряглось. Надя почувствовала холодок под щекой и прикусила язык — надо бы аккуратнее выбирать выражения.

 

По заслугам

Время летело незаметно, подошел к концу Надин отпуск. Ей до слез не хотелось возвращаться в город. При одной только мысли о долгой разлуке с Костиком у нее сжималось сердце и холодели руки. Ночами она не выпускала его из жарких объятий, целовала, как родниковую воду пила — не могла напиться. Днем сидела у него за спиной, наблюдая, как порхают его пальцы по клавиатуре и на мониторе рождаются гениальные строчки. В том, что они гениальные, Надя нисколько не сомневалась. Костика вдохновляла эта восторженная уверенность в его таланте, писалось ему легко и быстро. За неделю до конца ее отпуска книга была закончена.

— Это надо отметить! Поеду в райцентр, куплю чего-нибудь вкусненького и обязательно шампанское! — быстро сообразила Надя и, чмокнув Костика в щеку, выпорхнула за дверь.

Возвращаясь домой через два часа, она почему-то нервничала. Представляла, как они будут праздновать, пить шампанское и заедать его тортом, но в нарисованной мысленно картинке она не видела Костика. Это пугало и злило, Надя приказала себе успокоиться, но у нее не получалось.

В доме было тихо. Первое, что бросилось в глаза, — пустая тумбочка, на которой раньше стоял ноутбук Кости. Его вещей в шкафу тоже не оказалось. Надя тяжело опустилась на табурет с тортом в руках и беспомощно огляделась, не желая верить очевидному.

На столе лежал лист бумаги. Надя медленно взяла его в руки и прочитала пляшущие перед глазами строчки: «Спасибо за все, и прощай, лисонька».

И от лисы ушел…