Женщин много не бывает

Ты будешь что-то решать?! — возмущенно спросила соседка Юля, которая    настойчиво пыталась стать моей подругой, но я упорно не пускала ее в свою жизнь. — Это ведь унижение! Среди бела дня целовались и не прятались!

Я поморщилась, как от зубной боли. Визгливые нотки в голосе Юли больно царапали и так израненное сердце. С удивлением поймала себя на мысли: меня ужаснула не сама новость, а то, что об этом теперь знает соседка. Значит, моя тайна, которую я так тщательно охраняла, станет достоянием общественности. И мне не удастся делать вид, что ничего не происходит. Общество будет требовать решительных действий! Такое оно — общество… А что делать мне, если я не хотела принимать решение? То, которое разрушит мою жизнь… Ведь потеря Алешки для меня невыносима. К тому же в годы туманной юности я уже это пережила и поняла, что повторного испытания мое сердце просто не выдержит.

О таких, как я, говорят — бесхребетная. Хм… Я бы поспорила. Десять лет ждать, терпеть, прощать и продолжать любить — очень непросто, поверьте. Я не планировала так жить. Судьба не спрашивала, а хочешь ли ты такой любви. В юности, конечно, всем девчонкам мечтается о сильных страстях — таких чтоб на разрыв аорты! Потом выходят замуж, затихают, температура отношений снижается, и градус чувств стабилизируется. А у меня, наверное, градусник сломался. Или я оказалась больна хронически…

Мне было двадцать два, когда мы познакомились. Не много, но и не мало. Так сказать, опыт отношений имелся. Алеша был на пять лет старше. Идеальная разница в возрасте. И вообще все мне казалось идеальным. Наше знакомство было из серии «увидел и умер». Как-то так… Со мной, во всяком случае, так и случилось.

— Ой, Машка, смотри, какой симпатичный! — восторженно прошептала Аня, незаметно кивая в сторону молодого человека за соседним столиком. — Просто душка!

Но у него наверняка есть девушка.

— Какая разница? У тебя ведь, Ань, по-моему, Игорь есть.

— Ну что Игорь? — фыркнула она. — И посмотреть нельзя?

— Нельзя, — вмешалась я в разговор.

— Потому что смотреть буду я. Девчонки  удивленно  переглянулись. Маша спросила:

— А что за вето такое?

— Потому что у меня никого нет, в отличие от вас. Потому что он смотрит на меня. И потому, что я… кажется, влюбилась в него.

— Ну, по первым двум пунктам возражений нет, — задумчиво прокомментировала Маша. — А вот последний — озадачивает и вызывает сомнения. Это как — влюбилась?! Что я могла объяснить подругам? Как столкнулись взглядами с парнем в кафе, и меня обожгло? Или то, что даже от созерцания его профиля меня кидало в жар? Да и трудно мне подобрать слова, чтобы описать все, что со мной происходило. Я сама ничего не понимала… В тот же вечер мы познакомились. Я не надеялась, думала, «гляделками» и полуулыбками все закончится, но на выходе из кафе он подошел ко мне и сказал:

— Девушка, если вы сейчас уйдете и не скажете, как вас найти, то я не смогу дальше жить.

Нужно ли говорить, что у меня земля из-под ног ушла?!

— Прошу вас, живите дальше! — в тон ему кокетливо ответила я и продиктовала номер мобильного. Подруги в это время стояли рядом, наблюдали за нашим обменом любезностями, но не вмешивались. Только когда я, глупо улыбаясь, вышла на улицу, они в один голос спросили:

— Это что было?

— Любовь… — вздохнула я.

Мне с первой секунды было понятно, что это мой человек. Наше первое свидание… Помню до мелочей. Букет роз, который мне подарил Алеша (выбросить его у меня не хватало духа, и цветы простояли дома в вазе целый месяц), его первое прикосновение, когда меня будто током пронзило… Наши отношения развивались стремительно. Через неделю он уже представил меня своим друзьям:

— Моя девушка — Полина.

— Девушка? — язвительно пере спросила какая-то барышня. — Какая по счету, Леха?

— А ты считать научилась, Яна? Прости, не знал, — парировал он, а я расцвела: надо же, как Лешенька ее отбрил! Хотя мне стало неприятно от такой колкости.

Весь вечер эта мадам намекала на то, что я не первая и не последняя. Мне было до жути неприятно, и когда мы ушли, я сорвалась:

— Значит, ты у нас бабник? И много у тебя было женщин?

— Женщин много не бывает, — философски ответит он и добавил: — Но ты — одна. Я всхлипнула от счастья и обняла его. А через неделю Леша пропал. Телефоны не отвечали, я не знала, что думать. Случайно встретила на улице ту язвительную девушку, Яну, и, смущаясь, спросила:

— Ты не знаешь, где Леша?

— Леха? — она усмехнулась недобро.

— Что, исчез? Значит, у бабы.

Я повернулась и ушла. Думала, сердце лопнет.

Он пришел ко мне через пару дней. С улыбкой, признаниями в любви и… молчанием по поводу отсутствия. Отрицал мои обвинения, а я рыба. Оказалось, что он развелся (видимо, жена не выдержала его измен), сказал, что не может без меня жить. Я знала, на что себя обрекаю, но… Мы снова были вместе. Я знаю о нем все. Знаю, что он ходит к бывшей жене не только, чтобы увидеться с сыном. Знаю о секретарше, о знакомствах в соц-сетях. Но… он возвращается ко мне. И этого достаточно. Вот такая у меня неправильная, унизительная, глупая любовь, но она — моя! И я счастлива, что Леша со мной…

— Так ты будешь что-то делать? — требовательный тон соседки прервал мои мысли. — Юль, а не пора ли тебе домой? — вежливо, но твердо ответила я. — Это мое дело.

— Но ведь… — воскликнула она.

— Без «но», — оборвала я. — Следи за своим мужем, ладно?

Она вскочила и ушла, хлопнув дверью. Я не стала ее догонять. Мне предстояло прийти в себя от «новости» и постараться успокоиться, чтобы не закатить Леше скандал. Я выдержу. Обязательно выдержу…

style=""/>

Комментарии запрещены.

Статистика


Яндекс.Метрика