Ушел от тебя, но не от меня

Вот так жизнь пройдет, а я не узнаю счастья. Хотя раньше казалось, что у меня все есть для этого. Почему же тогда так получилось, что я не смогла построить семью? Ведь все было — любовь (вроде бы), понимание (показалось?) и сын. Я любила Костю. Да что там! И сейчас люблю. Он убедил меня, что брак — это не главное, а штамп в паспорте — иллюзия стабильности.

— Лера, для тебя важна церемония, на которую вбухиваешь все сбережения, чтобы накормить толпу людей, или любовь? — психовал он на мои робкие попытки снова заговорить о том, чтобы узаконить наши отношения.

— Костенька, конечно, любовь, — испуганно соглашалась я. — Но ведь мы не на необитаемом острове живем, а в обществе, которое диктует свои законы.

— Я и живу по закону: не убиваю, не ворую, честно работаю. Свой долг перед обществом выполняю. Личная жизнь — на то и личная, чтобы общество в нее не вмешивалось. Почему я должен делать то, чего не хочу, — потому что так считает правильным какой-то дядя Вася?! — злился он.

— Ну, положим, не дядя Вася, а я,

— мои глаза блестнули, выдавая раздражение.

— Лера, я сразу тебе сказал, что жениться не буду. Было такое?

— Было, — согласилась я.

— Так какие тогда претензии?

— Нет никаких претензий, Костя. Всего лишь желания. Вот такая у меня женская слабость — мечтать о свадьбе. Запретишь? Нет, права не имеешь!

— Может, хватит об этом говорить? — поморщился Костя.

— Может, со мной — хватит, а сыну что говорить будешь?

— С ним я сам разберусь.

— Ну-ну… — я хмыкнула.

Такие разговоры полгода назад стали возникать все чаще и чаще. Я словно что-то чувствовала. Боялась его потерять и пыталась обезопасить нашу семью. Семью… Нас и семьей-то можно было назвать с натяжкой. Оглядываясь назад, в те десять лет совместной жизни, я готова была признать, что все было иллюзией. Мне хотелось верить, и я поверила. Хотя дурой меня назвать нельзя, я девушка довольно сообразительная, высшими материями мыслить не привыкшая, но вот так получилось… Костя не хотел ребенка. Заявил, не выбирая слов:

— Делай аборт, и живем дальше.

— Нет, я буду рожать, — удивляясь своей смелости, сказала я.

— Тогда забудь обо мне.

Он ушел… Я не знаю, откуда во мне в двадцать один год была такая стойкость, но я отчетливо поняла, что хочу ребенка. А когда Димке было три месяца, любимый вдруг появился и забрал нас. Я ни о чем не спрашивала, просто собрала вещи малыша, поцеловала маму и уехала с ним. Это была не слабость, не унижение. Я чувствовала, что нужна ему. Что мы нужны ему… Я не вспоминала, что он бросил меня в положении. Костя это ценил и старался загладить свою вину. Только о женитьбе не говорил… Точнее, говорил:

— Зай, нам ведь и так хорошо, правда? Ты, я, Димка

— все замечательно. Зачем усложнять все ненужными формальностями? Ты ведь понимаешь?

Я кивала, верила ему и даже стала пропагандировать свободные отношения среди своих подруг. Мне действительно казалось, что все эти свадьбы — фарс. Главное

— настоящее чувство!

Вот только мама со мной не соглашалась. Она не была против

Кости, никогда не спорила, но ее волновал мой статус «не жены». Иногда с тревогой говорила:

— Лерочка, я не хочу вмешиваться, но, по-моему, это неправильно. Ребенок растет, у него должны быть нормальные примеры перед глазами, а что он видит — мама и папа чужие люди друг другу?

— Почему чужие?!

— вскидывалась я. — У нас нормальная семья! Что такого плохого видит Димка?!

— Не заводись, Лерочка. Решать вам. Вы молодые, сейчас жизнь так поменялась, ничего и не поймешь. В наше время на вас бы косо смотрели, а сейчас это считается обыденным… Я не ханжа, ты не подумай! Просто мне не понятно, почему он так против брака? Что в этом плохого или страшного? А для женщины какая-никакая уверенность. Я фыркнула, резко ответила, но ее слова меня всколыхнули. Со дна души поднялись все вопросы, которые я тщательно скрывала. И правда, почему он не женится? Это ведь не операция какая! Чего бояться? Я спросила Костю раз, потом еще раз, и все не понимала его доводов. И правильно делала, как оказалось! Не было никаких таких принципов, просто он меня не любил… Может, и сам этого не понимал, но когда появилась в его жизни Вика, то вдруг страх перед браком резко пропал. Когда он сказал, что полюбил другую, я не впала в депрессию, я взбесилась. Подсознательно, видимо, готовилась к такой развязке, и меня захлестнул гнев. Обида, что десять лет мне морочили голову, а потом просто бросили… Буду честной, Костя уходил достойно. Просил прощения, каялся… А через два месяца я случайно узнала: он женился на Вике! Моему отчаянию не было предела. Я выла, как зверь… Он просил увидеться с сыном — запрещала. Потом попросил отпустить Димку с ними на море — конечно, отказала! Мама меня переубедила:

— Лера, нужно уметь прощать и отпускать. Твоя вина тоже есть. Ты жила его умом, забыв о своих желаниях. Забудь, начни жизнь сначала,  откройся  для  новой любви, а его отпусти. И сын тут ни при чем! Костя ушел от тебя, а не от Димочки. Позволь им быть вместе, — умоляла она. Мамины ли своевременные слова подействовали, или я просто была внутренне готова к прощению, но вдруг мне стало легколегко! И все понятно.

— Костя, можете ехать с Димой, — позвонила я ему. Они были счастливы. И я буду… Обязательно буду!