Шкатулка на счастье

Будешь ли ты, доченька, счастлива в этом браке? Юрий Петрович мужчина хороший, но это его неудачное наследство от первой жены! — печально сказала мне мама, застегивая свадебное платье. . Под неудачным наследством она имела в виду дочь от первого брака моего жениха, пятнадцатилетнюю хулиганку Ленку. Тогда мы жили в маленьком провинциальном поселке с патриархальным укладом жизни, где мой возлюбленный, участковый терапевт Юрий Петрович, пользовался всеобщим уважением, а его дочь Ленка, напротив — слыла возмутительницей местного спокойствия. После смерти матери строптивая девчонка совсем распустилась: пила, курила, прогуливала школу и каталась со своим парнем Алешкой на мотоцикле в непозволительно короткой юбке. Я хотела подружиться с непослушной девчонкой и стать для нее не мачехой, а другом, но ничего пока не получалось. Юрий Петрович был старше меня на пятнадцать лет и по меркам провинции считался идеальным женихом. Непьющий вдовец с деньгами и положением. Мы с ним встречались два года, прежде чём Юрий осмелился сделать мне предложение. Все это время Ленка демонстративно игнорировала мое присутствие, несмотря на все мои старания наладить с ней отношения. Когда я смотрела в наглые глаза будущей падчерицы, то невольно вспоминала свою личную трагедию.

Первый раз я выскочила замуж, когда мне не было еще и восемнадцати. Забеременела, но муж заставил сделать аборт — он детей не хотел. Вскоре я узнала, что не смогу стать матерью. Благоверный бросил меня и ушел к любовнице, которая ждала от него ребенка. Такая вот двуличная скотина мой бывший. Я очень хотела ребенка и, поняв, что люблю Юрия, стала лечиться от бесплодия. Любимый меня поддерживал. А вот с Леной отношения не складывались. В день свадьбы я случайно услышала, как она плачет у себя в комнате.

— Леночка, открой! Давай поговорим! — попросила я девочку.

— Уходи к черту, ты мне не мать, и друзьями мы никогда не будем! Ты папку у меня украла! — кричала, рыдая, Ленка.

На свадебном банкете мама подарила мне красивую резную шкатулку. Внутри нее лежали четыре массивных золотых кольца, ожерелье из натурального жемчуга и броши.

— Вот, доченька, эти Драгоценности передаются от матери к дочери в день свадьбы! — сказала мама, торжественно передавая  шкатулку.

— Они приносят удачу и счастье в семью. Теперь все твое! Носи!

Я подивилась прозорливости моей мамы, не подарившей мне сокровище на первую свадьбу, — мой бывший муж их давно пропил бы!

Свадебный банкет был чудесным, но утром Ленка сбежала. Для Юры это стало большим ударом. Мы сидели в милиции, ожидая прихода следователя. Время тянулось медленно, нервы были на пределе. Падчерицы не было дома больше месяца, и за это время мы с мужем сбились с ног в поисках Лены. Подали заявление в милицию, обзвонили морги, больницы, детские приюты, но поиски оказались безрезультатными. Неутешительными были и вести от правоохранителей. Лену объявили в розыск, но сведений о нашей девочке не поступало. После ее побега бедный

Юрий осунулся, похудел и спал всего лишь три часа в сутки с дозой снотворного. Сидя возле кабинета следователя, я ломала голову над тем, как сказать мужу, что я беременна! Дорогостоящее лечение от бесплодия и четвертая подсадка дали результат.

— Вам нужно срочно лечь в больницу на сохранение! Иначе потеряете свой последний шанс родить! — сказал мне гинеколог. Я очень любила Юрия, но, видя, в каком он состоянии после исчезновения дочери, сказать ему эту радостную новость не решилась. Мои размышления прервал приход следователя.

— У нас появилась информация, — сказал нам милиционер устало, пряча глаза. — Ваша девочка поссорилась со свои парнем и сбежала в Киев. В одно из модельных агентств, которое на самом деле является борделем, поставляющим малолетних дурочек для крутых мужиков. Ну, вы меня понимаете… Милиция вряд ли вам поможет. Если вы хотите спасти вашу дочь, я советую ехать в Киев и обратиться вот в это частное сыскное агентство, — он положил на стол визитку. — Сошлитесь на меня. Вам помогут найти девочку. Но предупреждаю: услуги агентства недешевы! В милицию идите, когда у вас будут точные данные, где девочка. И лучше не с пустыми руками. Дома у Юрия едва не случилась сердечный приступ.

— Где взять денег? Придется все продать… — сказал муж, хватаясь за сердце.

Я вспомнила о шкатулке с драгоценностями, которую подарила мне мама. После Ленкиного побега я просто забыла о ней.

— Вот… Тут хватит и на частное детективное агентство, и на многое другое! — сказала я, протягивая шкатулку супругу.

Мы с Юрием продали драгоценности и на эти деньги оплатили услуги частного детективного агентства. Его сотрудники отлично знали свое дело и Ленку нашли быстро.

Оказалось, что на даче сына одного значительного лица была студия, где снимались порнофильмы. Что, кто и где — говорить не буду. Этими нелюдями уже занимаются органы правопорядка.

Ленку отвезли туда, накачали наркотиками и вместе с другими девчонками заставили сниматься в порно. Наша девчонка сопротивлялась, и ее сильно ударили по голове. Когда притон накрыли, мою падчерицу отправили в больницу и прооперировали. Там она неделю была без сознания, а когда пришла в себя, боялась позвонить нам и рассказать о том, что с ней случилось. — Я хочу вас предупредить, что девочка беременна! Аборт ей делать уже нельзя — срок большой! — сказал доктор, провожая меня в палату Ленки.

Когда я вошла в палату, мне показалась, что Лена стала похожа на маленького общипанного птенчика с огромными глазами. Она сильно похудела, и врачи налысо остригли ее. Беглянка с перевязанной головой сидела в казенной ночной рубашке на кровати и смотрела в окно. Я села рядом.

— Будем вместе лежать на сохранении в самой лучшей клинике сказала как ни в чем ни бывало. Время разборок придет потом, или… никогда.

— Круто! — вытаращила девчонка глаза. — А батя уже знает?

— Пока нет. Вот сейчас и просветим его… — Я позвала Юру. Сказала: — У нас сюрприз для тебя, дорогой. Сын и внук появятся у тебя на свет одновременно! У нас с Леной почти одинаковые сроки. По щекам этого солидного мужчины потекли слезы. Все девять месяцев мы с Ленкой пролежали в одной палате и за это время очень подружились. Бедной девчонке пришлось еще много пережить: беременность протекала тяжело, и она дважды чуть не потеряла малыша. Втроем мы приняли одно важное решение: из больницы я вышла с двойней, а Лена — без ребенка. Тайну нашей семьи знаем только мы… и доктор, которому за молчание отдали последние драгоценности из шкатулки. Лена оканчивает школу. Пусть ее жизнь сложится, и тогда она сама решит, сказать ли сыну, что она ему не сестра, а мама.

style=""/>

Комментарии запрещены.

Статистика


Яндекс.Метрика