Не лишай меня шанса на любовь

Вот и с Артуром получилось примерно так же. Может, я провела не самую удачную аналогию, конечно, но как иначе доступно объяснить то, что между нами произошло? Ведь парень был совершенно не в моем вкусе.

Мне всегда нравились худощавые блондины, высокие, голубоглазые. Тянуло к таким парням как магнитом. Правда, ничего путного из этого, как правило, не выходило. Вот и с моей последней привязанностью, стройным фанатом байков Геночкой, мы расстались, повстречавшись всего два месяца. Он заскучал рядом со мной. Ему хотелось бесконечно носиться на своем навороченном велике, говорить о препятствиях на дорогах, запчастях для своего «стального друга», а я тянула его на концерты, в кафе, на вечеринки с танцами до утра. И Геночка помахал мне ручкой прямо с седла своего байка и скрылся за горизонтом. После этого несколько раз встречала его в городе. Он ехал на своем агрегате, а рядом в красивом ярком шлеме, коротюсеньком топике и мини-шортиках рулила такая же фанатка велоспорта, как и он. Я только отметила про себя, что барышня поразительно похожа на меня, и утешила себя тем, что Геночка выбрал мое подобие, чтобы успокоить сердце.

Ему хорошо, он-то нашел, чем сердце успокоить, а я вот затосковала. И выхода никакого… Разве что — «бананы», но я еще не была настолько голодна, чтобы бросаться на первого попавшегося парня только потому, что у меня — тоска, а он на меня посмотрел заинтересованно.

Артур был стопроцентно не в моем вкусе. Крепкий темноволосый красавчик, на которого хищно поглядывали все барышни нашей конторы. Исключением, пожалуй, оставалась только я. Мы по десятку раз пересекались на работе по деловым вопросам, и я ни разу не задышала неровно. Если и отмечала мысленно достоинства парня, то чисто отвлеченно. «Мол, да, у этого Артура отличное чувство юмора. Как мастерски он поддел Гажу, которая распускает розовые слюни всегда, когда видит его!» Или: «А этот Артур совсем не глуп, на совещании сделал такое дельное замечание шефу, что тот не нашелся, что ответить, и только поблагодарил». Ну, и так далее в том же духе. Все изменилось обычным июльским днем. Стояла жуткая жара. Мои коллеги торопились домой, и, как ни странно, заботы у всех были в общем-то одинаковые: выбраться на пляж (дачу, пикник). И только я не собиралась отдыхать в выходные, потому что — не с кем, а одной валяться на тяже мне казалось совершенно унизительным и даже неприличным. Я вышла из офиса и решила домой не торопиться. А что там делать? Слушать мамины нотации про мою несговорчивость и строптивость, которые непременно приведут к печальному итогу, то бишь одиночеству Вот кто-кто, а мама лучше молчала бы! До сих пор не знаю истинной причины того, что мой драгоценный папаша в один прекрасный день исчез из дома, словно метлой ведьмовской его вымело. Начисто! Ни привета, ни ответа. Не верю, что в таких ситуациях виноват кто-то один. Видимо, мамочка что-то скрывает от меня. А зря. Могла бы поделиться. Может, ее опыт помог бы мне избежать аналогичных ошибок в устройстве личной жизни. Ну, да бог с ней. Не пойду домой. Вернусь позже, когда мама уже ко сну готовиться будет. Поздними вечерами ее на нотации не хватает. Куплю-ка я себе кофейку и мороженого. Устроюсь на открытой террасе кафе и буду не спеша пить кофе и заедать его мороженым, одновременно глазея на прохожих, среди которых так мало одиноких и печальных. Даже если идет человек один, то по лицу видно-к кому-то торопится, с кем-то болтает по мобильному, несет кому-то сумки полные… Или это мне от тоски так кажется? Я засела на террасе, пила кофеек, глазела на мороженое, таявшее от июльской жары, и с мазохистской энергией культивировала свою грусть-печаль. Даже расслабилась от этого так, словно специально медитировала. Но вдруг громкий визгливый голос вернул к реальности.

— Ты… Ты еще пожалеешь! Меня еще никто не бросал! Это я… я могу тебя бросить, а не ты меня! — не обращая внимания на посетителей кафе, надрывалась девица за моей спиной.

И не хотела я оборачиваться, вроде неприлично, но окружающие с таким жадным любопытством уставились на орущую девицу, что я не выдержала и повернула голову. Девушка оказалась симпатичной. Пожалуй, даже очень симпатичной. Блондинка с длинными волосами, фигурка — супер, да и одета дорого и со вкусом. Если бы она не орала дурным голосом — ангелочек, да и только. Кинула я взгляд и на парня, который посмел бросить такую красотку. Взглянула и чуть со стула не упала. Вот так дела… Неужели Артур? Точно, он. Сидит преспокойненько, смотрит иронично, улыбается краешком губ. И, судя по всему, падать ниц от гнева симпатичной блондинки вовсе не собирается.

Мои глаза неожиданно встретились с глазами коллеги, я смутилась и отвернулась. Как глупо вышло! Еще подумает, что специально за ним наблюдала…

Девушка иссякла быстро, минут за десять. Я собралась было встать и улизнуть из кафе (уж очень не нравилась роль свидетельницы любовного скандала), но официант тоже рот разинул и наблюдал за любовной драмой. Расплатиться по счету было не с кем, и я продолжала сидеть. В конце концов девица бросила последнее «Ненавижу!» и выбежала из кафе. Я по-прежнему чувствовала себя неуютно. Звать официанта сразу после скандала — тоже как-то неудобно. Артур может подумать, что специально досидела тут до конца происшествия, чтобы узнать, чем оно завершится, и теперь с чувством «выполненного долга» собираюсь смыться. «Черт!-досада распирала меня. — И угораздило же забрести именно в это кафе!»

— Привет, Таня,-услышала за спиной тихий спокойный голос.

Могла даже не оборачиваться — узнала, что это Артур. Он подошел и стал рядом с моим столиком.

— Привет, — ответила коротко. И добавила: — Сочувствую… Он улыбнулся, махнул рукой:

— А-а-а, пустяки.

— Пустяки?

Артур хотел что-то ответить, но вместо этого отодвинул один из стульев за моим столиком и спросил:

— Можно присесть?

— Присаживайся, тебя небось ноги не держат.

— Да держат меня ноги, и с головой все в порядке.

-Тогда скажи, за какие грехи ты бросил женщину с таким ярким темпераментом и такой же яркой красотой? — насмешливо поинтересовалась я.

— Я ее не бросал, — он пожал плечами. — Просто объяснил, что мы слишком мало знакомы для того, чтобы строить планы на совместный отпуск. А еще сказал, что в моей квартире слишком много ее вещей. Вот и все.

— И сколько времени вы встречались? — мне стало интересно, что в его понимании означает «слишком мало знакомы».

— Месяц, — ответил Артур. — В конце концов, это не так уж и важно. Она с самого начала знала, что я не хочу серьезных отношений. Не понимаю, что ее так обидело.

Пару минут мы сидели молча, и это молчание становилось все более неловким, тягостным.

— И ты не жалеешь, что она ушла? — спросила я, чтобы хоть чем-то заполнить паузу, Артур посмотрел на меня с удивлением.

— Нет, не жалею… Наши с ней отношения нельзя было назвать серьезными. Просто двое людей случайно встретились, и их закрутил вихрь желаний. Мы не давали друг другу никаких обещаний, у нас нет друг перед другом никаких обязательств. Мне казалось, она тоже так воспринимает все, что было. Видимо, ошибся. Ну да ладно, во всяком случае, я был честен.

Он сказал это так просто и искренне, что на меня вдруг снова накатила волна грусти, и я произнесла:

— Счастливый ты, Артур. Все у тебя легко получается. Артур снова улыбнулся:

— А у тебя нелегко? Есть проблемы с разрывом отношений?

— Нет. Хотя… Не хочу об этом говорить, — я смутилась.

— А зря! — ответил парень. — Представь себе, я умею не только слушать, но и давать дельные советы.

И это тоже у него получилось очень легко и искренне. Я вздохнула и подумала: «В принципе, узнать мужскую точку зрения на свои проблемы мне было бы полезно».

— Ну хорошо, скажу. Нет у меня проблемы с разрывом отношений. У меня обратная проблема — с их завязыванием. Не умею делать это, вот и не могу найти парня.

— Может, плохо стараешься? — спросил Артур без иронии. — Мы, мужчины, по сути простые создания. Достаточно подать знак, что ты ищешь самца, и он твой.

— Мне не нужны приключения на одну ночь, — покачала  головой. — Хочу, чтобы рядом был друг, любовник, человек, которому можно довериться, который поймет и мои проблемы, и мои взгляды на жизнь. — Артур покачал головой и пессимистично вздохнул, поэтому я торопливо поправилась:

— Нет, я не ищу мужа. Во всяком случае — не сразу. Я ищу друга, к которому испытывала бы сексуальное влечение. Почему его так трудно найти?

Коллега рассмеялся:

— Ох, Таня, какая же ты фантазерка! В постели найти друга нелегко, практически невозможно. Можно найти друга, с которым через некоторое время станет хорошо в постели, или любовника, с которым по прошествии определенного времени вы станете друзьями. Третьего не дано.

От этих ясных и убедительных слов я совсем загрустила. Артур заметил это и предложил:

— Вот что, давай веселиться! Давай плюнем на наши личные проблемы и отвлечемся. Ты какое вино любишь: сухое, полусладкое, красное, белое?

— Белое сухое, — ответила я, и Артур щелкнул пальцами, подзывая официанта.

Тот возник сразу же, с любопытством меня разглядывая. Еще бы! Только что парень «уволил» одну красотку, тут же подсел к другой, и эта вторая (в его глазах я читала: полная дура), которая была свидетельницей происшествия, соглашается развлекаться в компании с ловеласом. Никакой женской солидарности! Мы болтали и пили вино до тех пор, пока тот же любопытный официант не сообщил нам, что заведение хоть и работает до последнего посетителя, но если эти последние посетители все сидят и сидят, а заказывать больше ничего не заказывают, то пора бы им и честь знать.

— Может, хочешь еще вина, Таня? — весело спросил захмелевший Артур, и я прыснула со смеху, потому что физиономия официанта мгновенно вытянулась по вертикали и исказилась гримасой неподдельной ненависти.

Успокойся, сердечный! Не хочу я больше вина, оно у меня уже где-то до уровня ушей заполнило весь организм.

— Нет, спасибо, — ответила Артуру. — Пора домой.

— Сейчас для тебя такси вызову, — он вынул мобильный и спросил: — Тебе куда?

Домой я вернулась, когда мама видела двадцать пятый сон. Тихо открыла дверь, едва слышно напевая что-то под нос. Почти бесшумно добралась до своей комнаты, закрылась там, упала навзничь на кровать и рассмеялась. Хорошо-то ка-а-ак! А ведь, если вдуматься, не изменилось ровным счетом ничего. Как была без любимого, так и осталась. А вот разговор с Артуром подействовал каклекарство. Да-а-а… Хорошо все-таки, что я забрела именно в это кафе!

На следующий день мы столкнулись в коридоре офиса, и Артур деловито поинтересовался: — Ну и как ты? Я тебе помог?

— Очень! — улыбнулась я. — Спасибо тебе огромное. Буду обращаться, если опять нападет хандра.

— Иногда можно, — добродушно разрешил Артур. — Приятно чувствовать, что ты кому-то нужен.

Наши отношения после вечера откровений совсем не изменились, но жить стало как-то уютнее. Радостно все-таки осознавать, что бок о бок с тобой работает хороший внимательный человек.

…Корпоративная вечеринка наклевывалась в нашей фирме примерно через месяц после происшествия в кафе. Причем шеф возжелал, чтобы прошла она на природе. Что он вкладывал в это понятие, я поняла, когда вышла из офисного микроавтобуса, который привез народ на пожелтевшую полянку со странным сооружением в центре. С одной стороны — непроходимый лес, с двух других — жесткий колючий кустарник, а с четвертой — трасса, по которой оживленно снует автотранспорт, «озонируя» воздух выхлопными газами.

— Вот как чувствовала, что не нужно ехать, — поделилась я с подружкой и соседкой по кабинету Галкой.

— Хочешь попасть в черный список? — напомнила она.

В черный список я не хотела. Не хватало еще ко всем проблемам лишиться работы, тем более по такому пустяку, как нежелание содействовать хроническим попыткам шефа «сплотить разрозненное стадо в команду, в единый сплоченный коллектив». Я вздохнула и вместе со всеми побрела к зданию в центре полянки. Надо отметить, что в заведениях наш шеф разбирается лучше, чем в природе. Ресторанчик оказался расчудесненький. И самое славное в нем было то, что на лес он смотрел большой открытой верандой, похожей на те, где распивали чаи купчики в девятнадцатом веке.

Корпоративное сплочение началось чинно. Но к вечеру превратилось в такое разгуляево, что обслуживающий персонал аж рты пораскрывали, наблюдая, как оттягиваются мои коллеги. Сама я в буйном веселье участия не принимала. Бродила, как грустный зомби, присоединяясь то к одной группке, то к другой, и страдала. Никто из мужчин-сотрудников не приглашал меня на танец, никто не пытался пофлиртовать. В конце концов я застряла в кресле в каком-то полутемном углу и оттуда наблюдала за вечеринкой.

— И что это ты скучаешь? — раздался над ухом знакомый голос. Артур? Хм… Я, конечно, не особо выискивала его взглядом в толпе, но мне почему-то казалось, что его на вечеринке не было. Значит, ошиблась. Пожала плечами в ответ, мол, так уж получается. Артур протянул мне руку, улыбнулся:

— На корпоративной вечеринке скучать категорически воспрещается! Наш грозный шеф для того и затеял мероприятие, чтобы народ оторвался по полной программе. Идем танцевать, Таня. Коллега отлично танцевал.

— Артур, где ты научился так здорово двигаться? — спросила я.

— Все детство, отрочество и даже часть юности провел в школе бального танца,-ответил парень, как всегда, искренне и открыто и, заметив мою недоверчивую улыбку, рассмеялся.

— Не веришь? А зря! У меня очень категоричная мама, — стал объяснять он. — Взбрело ей однажды в голову, что я стану чемпионом мира по бальным танцам, вот она и затащила меня в танцевальную школу, когда мне еще и шести не было. В шестнадцать еле вырвался, но вырвался с чувством глубокой благодарности к  матушке. Танцевать я уже точно не разучусь никогда. Ответ, как видишь, совсем простой…

Когда музыка стихла, я вздохнула с таким сожалением, что это заметил даже Артур.

— Еще потанцуем? — спросил он, я охотно кивнула.

— А давай на веранде, — предложил парень, и мы вышли в свежую летнюю ночь.

— Тут романтичнее, — сказал Артур.

Через несколько минут на веранде появилось еще пять-шесть танцующих пар — народ последовал нашему примеру и перебазировался на свежий воздух.

Зазвучала медленная, тягучая, как мед, возбуждающая мелодия. Мы прижались друг к другу, и голова моя вдруг закружилась, а все вокруг поплыло и растаяло — ничего не осталось, только я и Артур. Он тоже задышал возбужденно, и его рука, лежавшая на моем плече, как бы сама по себе вдруг медленно поползла вниз… Мы не дотанцевали до конца. Артур внезапно остановился, взял меня за руку и увел с веранды. Сначала на освещенную полянку перед ресторанчиком, а потом в мрачный, загадочный, без единого проблеска света лес…

Мы целовались, как подростки, запойно, бурно. В какой-то момент Артур остановился, отшатнулся от меня и прошептал: «Таня… Ты уверена?»

— Мы просто танцуем, — ответила я торопливо, потому что и мига не могла бы прожить без его губ.

И он понял это, припал ко мне, а я дрожащими пальцами расстегнула первую пуговичку на его рубашке.

— Только не здесь… не надо… — вот все, что пробормотал Артур.’

— Поехали ко мне, Таня…

Странно, но за те полчаса, что стояли на обочине оживленной трассы и голосовали, пытаясь остановить машину, мы не утратили и молекулы возбуждения. Когда добрались до дома, где жил Артур, пылали все так же.

…Не могу оправдать себя тем, что была хмельна от выпитого на вечеринке и потому потеряла голову. Все я отлично понимала, но очень хотела этого мужчину, хотела его прикосновений, его ласк, его ироничных замечаний. Мои ожидания оправдались полностью. Артур оказался страстным, нетерпеливым, но одновременно нежным и трепетным любовником. Я то таяла в его страсти, то сама заставляла его дрожать от наслаждения. Когда проснулась, Артур еще спал. Взглянула на часы — почти полдень. Посмотрела на мужчину, так сладко спящего рядом, и подумала, что он, не любящий обязательств и серьезных отношений, вряд ли обрадуется, когда увидит меня. Ночь была прекрасной, но она прошла. А безжалостное утро всегда высвечивает реальные детали спонтанных романтических отношений. «Надо уходить. Тихонечко. Артур не поверит в то, что мне нужна была только эта ночь, прекрасная, неповторимая. Решит, что рассчитываю на нечто большее, как та блондинка, которую он… -думала я. — Если он проснется, я рискую услышать множество неприятных вещей. Артур, наверное, скажет, что мы должны как можно быстрее забыть обо всем, что случилось. Нет, не хочу этого слышать, уйду раньше, чем он проснется». Но не успела улизнуть из квартиры, хоть и старалась. Очень тихо пробралась в ванную, чтобы принять душ, а когда открыла дверь, то прямо перед собой увидела Артура.

— Таня, ты вся мокрая… — он улыбался и, кажется, был в отличном настроении.

— Привет, — ответила смущенно, взяла протянутое полотенце.

— А еще я могу предложить тебе очень уютный махровый халат,

— сказал молодой человек.

— Спасибо, мне нужно идти… — пробормотала я, но Артур, как ни странно, удивился:

— Сегодня воскресенье, Таня. Не торопись. Я сейчас пожарю яичницу, и мы позавтракаем.

— Я не буду есть, — ответила поспешно.

— Куда ты так торопишься? — парень повторил вопрос уже более настойчиво, и я решила: ну, уж если Артур так кичится своей искренностью в отношениях с женщинами, то я тоже не стану юлить.

— Знаешь, я была уверена, что ты не захочешь видеть меня сегодня утром, — сказала как можно спокойнее. — Большинство мужчин думают, что если женщина после ночи вдвоем остается на завтрак, это уже почти связь…

— Господи, ну откуда ты знаешь, что думают мужчины? И стоит ли причесывать всех под одну гребенку? — вздохнул Артур и добавил с улыбкой: — Ладно, бог с нами, с мужчинами… Но ведь ты сама так не думаешь, правда? Ты же вчера говорила, что это

— только танец…

— Конечно, — вздохнула с облегчением. — Совершенно необыкновенный танец.

Мы ели яичницу, пили кофе, оживленно обменивались впечатлениями относительно вчерашней вечеринки, громко хохотали, вспоминая, как наклюкался шеф…

— Артур, мне пора, — с сожалением произнесла я, когда часы показывали пять вечера.

Задерживаться дальше было, на мой взгляд, просто неприлично. Думала, парень кивнет, поблагодарит меня за прекрасно проведенное время, предложит проводить или вызвать такси. Но он повел себя совсем не так, как я ожидала. -Таня, не уходи, — попросил Артур. — Дети у тебя дома не плачут… Давай лучше прогуляемся немного, тем более что на улице отличная погода, а потом снова вернемся ко мне…

— Нет-нет, извини, но мне действительно пора. Я пообещала маме…. — И наплела кучу небылиц о необходимости сопровождать маму в какие-то мифические гости.

-Жаль! А я так хотел, чтобы ты осталась у меня еще… Подольше,

— ответил Артур, чем ввел меня в состояние совершеннейшего замешательства.

Ничегошеньки не понимаю! Это нужно обдумать, и желательно наедине с собой.

style=""/>

Комментарии запрещены.

Статистика


Яндекс.Метрика