Найди силы и живи!

Прямо с работы я поехала к сестре. Майя как раз разводилась с мужем и была в ужасном состоянии, это меня очень беспокоило. И не напрасно… Еще на лестнице в подъезде слышались крики, явно доносившиеся из ее квартиры.

— Сколько можно повторять, чтобы ты собирала свои игрушки?! Неужели не понятно?! — орала Майя на свою шестилетнюю дочку. — Ты что, специально все делаешь мне назло?

Я вздохнула и быстрее побежала по ступенькам. Возле двери услышала Танечкин плач, а сестра продолжала кричать. Пришлось несколько раз нажимать на кнопку звонка, чтобы Майя услышала.

— Света! — выдохнула она, увидев меня на пороге. — Хорошо, что ты пришла. В ее глазах заблестели слезы.

— Давай иди в ванную, — сказала я, — умойся, а мы с Танюшкой пока займемся игрушками. Да, Танечка? Успокоив племянницу, я помогла ей убрать в комнате. Потом сказала:

— Кажется, этой кукле холодно. Одень ее потеплее, а я поговорю с мамой. Танюша понимающе кивнула и начала старательно одевать куклу. Я, постучав в дверь ванной, приоткрыла ее. Майя сидела на бортике и плакала.

— Ну хватит, — как можно дружелюбнее сказала я и села рядом. — Успокойся.

— Ты даже не представляешь, как бы я хотела успокоить! — всхлипывала сестра. — Но не могу… Не могу понять, что со мной происходит!

— В этом нет ничего удивительного: ты пережила серьезный стресс…

— Но почему за это должна расплачиваться моя дочь? — она как-то затравленно посмотрела на меня. — Я не могу сдержаться, постоянно срываюсь на Тане. А она ужасно ко мне относится! Все делает назло! Наверное, обвиняет в том, что ее отец нас бросил…

— Не говори глупостей! — возразила. — Это ты сама себя обвиняешь! Танечке сейчас нужно больше внимания и понимания. Но у ребенка не может быть к тебе претензий!

— Может, — настаивала Майя. — Я чувствую это. Иногда она так смотрит на меня, что становится страшно!

Моя тревога росла по мере того, как я слушала сестру. Майка явно нуждалась в помощи, и немедленно! Хоть я терапевт, а не психиатр, но прекрасно понимаю, как опасен может быть этот кризис. Но как помочь сестре избавиться от этого кошмара?

— Идем на кухню, — предложила я. — Выпишу тебе рецепт на успокоительное. Кроме того, тебе нужно с кем-то поговорить о своей проблеме.

— С кем? Что ты имеешь в виду?!

— Для начала было бы неплохо посетить психотерапевта… — осторожно начала я. — Знаешь, у меня есть близкая знакомая. Если хочешь, могу с ней договориться. Она хороший специалист.

— Ты что?! Я еще не сошла с ума, а ты уже видишь во мне психопатку!

— Ну что ты все перекручиваешь?! Ты просто немного растерялась… Кто-то ведь должен помочь тебе разобраться и в себе, и в происходящем. Соглашайся.

— Мне это ни к чему! — раздраженно отмахнулась сестра. — Сама справлюсь!

— Майя! Если не хочешь сделать это ради себя — сделай ради Танюшки. Ребенку нужна здоровая мать. Разве ты этого не понимаешь?

— Ладно, — наконец сдалась она. — Но неужели ты думаешь, что психолог действительно поможет?

— Не думаю, уверена! Ну, говори, звонить или нет?

— Делай что хочешь…

Я позвонила своей приятельнице Даше и записала Майю на вторник. К моему удивлению, вечером того же дня сестра позвонила и поблагодарила меня.

— Ты даже не представляешь, как все прошло! — радовалась она. — Эта женщина просто творит чудеса!

— Вот видишь! Будешь к ней ходить?

— Конечно. Спасибо тебе, Светка. И… извини за мое тогдашнее поведение.

Я с облегчением вздохнула. Наконец-то есть надежда, что Майя выпутается. Через несколько недель мне показалось, что сестре стало лучше. Она начала улыбаться, перестала плакать по каждому поводу, не говорила разных глупостей типа того, что Танюшка на нее злится… И я решила, что сейчас самый подходящий момент предложить еще один способ окончательно нормализовать ее состояние, тем более что приближалось Майкино тридцатипятилетние. Мой подарок оказался настоящим сюрпризом.

— Что это? — спросила Майя, с удивлением рассматривая конверт.

— Забронировала тебе номер в гостинице у моря. Броня с открытой датой. Я оплатила пять дней. За неделю надо позвонить и сообщить дату приезда.

— Спасибо, — растерянно произнесла она. — Но… когда же мне ехать?

— Когда захочешь! — засмеялась я. — Когда у тебя будет отпуск. Когда почувствуешь, что тебе хочется сменить обстановку, отдохнуть, подышать морским воздухом. За Танюшку не переживай — возьму ее к себе.

— Ну, если так… — благодарно улыбнулась Майя, — тогда поеду.

Потом мы зажгли свечи на торте и начали праздновать…

Я верила, что следующий день рождения сестренки мы будем отмечать с другим — более радостным — настроением. Надеялась, что в ее жизни появится какой-то хороший мужчина. А может, Майя познакомится с ним как раз на море, такое часто случается… Но, наверное, я очень спешила, точнее, очень хотела, чтобы она начала свою жизнь заново…

Через три недели сестра неожиданно появилась у меня на работе. Выглядела Майя неважно. Без макияжа, бледная, под глазами темные круги.

— У тебя все в порядке? — спросила я, как будто ничего не замечая.

— Не совсем, — вздохнула она. — Неделю назад меня перевели в ночную смену. Уже пять дней сплю по несколько часов. Так что сама понимаешь…

Я сочувственно погладила ее по руке:

— Конечно, трудно перестроиться. Ничего, привыкнешь со временем. Майя покачала головой.

— Не знаю. Наверное, я неправильная женщина. Все делаю не так, как другие. И вообще… В нашем доме ужасная звукоизоляция. Я слышу абсолютно все: пылесос у соседей, телевизоры, стиральные машины, разговоры… Так сказать, жизнь кипит и бьет ключом. И все по голове! Это просто сводит меня с ума! Свет, пожалуйста, посоветуй мне какие-нибудь хорошие снотворные таблетки! Я так устала, сил нет! — Понимаю, но… Может, обойдешься без таблеток? Наберись терпения, все наладится. Купи в аптеке пустырник…

— Да не поможет мне пустырник! — выкрикнула сестра. — Кстати, твоя Даша говорила, что в моем состоянии очень важен хороший сон, когда отдыхают все структуры мозга.

— Ладно, — смягчилась я, — поступим так: если на следующей неделе ничего не изменится, тогда решим, что делать.

— Черт! — вырвалось у нее. — Ну спасибо тебе, сестренка, за помощь!

— Майя! — прикрикнула я. Она сразу извинилась. Потом я спросила: — А что еще тебе говорит Даша?

— Да много чего. Она считает, что я зациклилась на прошлом. Но это не так. Поверь, воспоминания о бывшем не вызывают у меня никаких эмоций. У меня не осталось к «ему никаких чувств. И негативных в том числе! Но Даша считает, что это ненормально.

— А ты? — я внимательно посмотрела на нее. — Ты как думаешь? ;і

— Я с ней спорю, — улыбнулась она. — А еще все чаще думаю о поездке на море. Даже новое платье себе купила… Может, выгулять его перед отъездом? Например, пойти на какую-то дискотеку? Вспомнить молодость… — она хитро подмишула мне.

«Ну наконец-то! — с облегчением подумала я. — Раз у сестры появились такие мысли — это уже хороший признак». Рано радовалась. Шло время, а проблемы со сном у Майи не проходили. Когда через неделю она зашла ко мне, то выглядела намного хуже, чем в прошлый раз: похудевшая, глаза красные то ли от недосыпа, то ли от слез.

— Что с тобой? — устало спросила я. — Признавайся, опять ревела?

— Да нет. Просто по-прежнему не могу спать днем. Думала, обойдусь без снотворного, — не получается… Вот, купила в аптеке, — она протянула мне упаковку. — Говорят, очень эффективное.

— Да, но это довольно сильное средство, — слукавила я, чтобы сестра не злоупотребляла им. — Принимай не больше чем по полтаблетки. Хорошо?

— Постараюсь, — улыбнулась она. — Кстати, Даша предложила мне заняться йогой. Я сходила на пару занятий.

— И что? — заинтересовалась я.

— Ничего! Может, медитация, приятная музыка и шум водопада кому-то и приносят успокоение. Но не мне. Хотя всему свое время…

Мы еще немного поболтали о том о сем, и Майя убежала. А у меня тогда даже ничего не шевельнулось в душе — никаких сомнений или подозрений… Через три дня она позвонила и сказала, что решила в субботу поехать на море — берет неделю в счет отпуска.

— Ты привезешь мне Танюшу в пятницу вечером? — спросила я.

— Ну… Я как раз хотела тебя попросить, чтобы ты сама ее забрала, — осторожно проговорила она. — Мне ведь нужно будет собирать вещи…

— Да ладно, не преувеличивай! Ты же едешь только на пять дней — не нужно везти с собой весь гардероб.

— Кто бы говорил! — съязвила она. — Сама, когда на выходные уезжаешь, собираешься всю неделю!

— Хорошо, сдаюсь! — засмеялась я. — Приеду за Таней сразу после работы.

В пятницу после восьми часов вечера я зашла в квартиру Майи. И опешила — казалось, тут прошел тайфун.

— Мне же пришлось собирать вещи для себя и для Танюшки, — оправдывалась сестра. — Важно ничего не забыть…

— Вряд ли такое возможно! — с улыбкой сказала я, когда увидела, что сестра приготовила целых два чемодана (для дочки) и один огромный (для себя). Мне казалось, что Майя рада возможности поехать на море. Правда, когда мы с Танюшкой выходили из квартиры, сестра расплакалась, как будто мы расставались минимум на год.

— Я люблю тебя, — шептала она дочке, обнимая ее так, что я боялась, как бы не задушила. — Помни об этом, хорошо?

— За пять дней и после таких объятий она даже если захочет, не забудет! — заметила я. — Ты ведешь себя так, как будто собралась уезжать бог знает куда! И минимум лет на сто…

— Мы никогда не расставались с дочкой больше чем на день, — сказала сестра и принялась за меня — стала обнимать и благодарить: — Спасибо тебе! За заботу о Тане, за поездку, за все. И извини…

— За что?! — удивилась я.

— За хлопоты, — тихо ответила Майя. Потом сестра как будто опомнилась и практически выставила нас с Таней за дверь, сказав, что если мы сейчас же не уйдем, то она передумает ехать.

Мы ушли. Оглянувшись, я увидела, что Майка стоит возле окна и смотрит, как мы идем в сторону остановки. Я помахала ей рукой, но она не ответила тем же — просто стояла и смотрела… Майя забудет обо всем, как только приедет на море, — я была в этом уверена. Ни о чем не беспокоясь, в субботу мы с Танюшкой поехали в торговый центр. Она обожала мороженое — особенно уплетать его, сидя за столиком в кафе. Я решила порадовать племяшку. Когда мы сели за столик, я увидела Дашу. Они с подругой тут же пересели к нам.

— Очень жаль, что я не смогла помочь твоей сестре, — неожиданно сказала Даша с серьезным выражением лица. — Я действительно пыталась…

— Что?! — удивилась я. — Майя сказала, что довольна твоими сеансами… Она покачала головой.

— Этого не может быть! Когда вы разговаривали с ней последний раз?

— Вчера вечером, — ответила я.

— Странно, — удивилась Даша. — Майя была у меня последний раз три недели назад, и… Свет, разве сестра не говорила тебе, что она отказалась от лечения?

— Отказалась? — насторожилась я.

— Да. Я должна была тебе позвонить, все собиралась, но было столько работы… В общем, замоталась! А Майя… Она действительно в ужасном состоянии. У нее глубокая депрессия. Впрочем, тебе это известно…

Я вскочила из-за стола, схватила Дашку за руку и молча потащила в сторону, чтобы Таня не слышала наш разговор.

— Майя в ужасном состоянии, — повторила подруга. — На последнем сеансе она возмущалась, что это бесполезно, поскольку «вся эта болтовня не вернет ей мужа, а ее дочери — отца». Потом, назвав меня шарлатанкой, она швырнула на пол фотографию моей семьи, которая стояла на столе, и ушла.

— Господи, — прошептала я, — этого не может быть! Ты говоришь правду?

— Света, такое не придумаешь! — она с укором посмотрела на меня.

— Конечно. Извини… Просто я ничего не понимаю… — я собралась с мыслями и поведала подруге версию о прохождении лечения, представленную сестрой.

— Сегодня Майя поехала на море. Вот эта девочка — ее дочка. Даже не знаю, что все это может…

Вдруг меня осенило! Я вернулась к Тане и спросила, когда мама работает: днем или ночью. Та ответила, что днем… Теперь я все поняла: Майя меня обманывала! Схватив мобильный, я набрала ее номер. Сестра не отвечала.

— Дашка, я тебя очень прошу, присмотри за Танюшкой, — шепнула подруге.

— Мне нужно сейчас же ехать к Майе! Я предполагаю наихудшее… Не дай Бог, конечно… Но сердце не на месте…

По дороге к сестре я позвонила в гостиницу. Мои подозрения подтвердились

— Майи там не оказалось. Она даже не забронировала номер.

— Идиотка! — разозлилась я на себя. — Надо же так обмануться!

Я спешила изо всех сил. Добралась до дома сестры, взбежала наверх… К счастью, у меня были ключи от ее квартиры. Открыла дверь — и нашла Майю на кухне. Она сидела за столом, уронив голову на руки. На полу лежала пустая упаковка от таблеток — тех самых, что она мне показывала…

— Боже мой, Майка! — в ужасе закричала я и стала трясти ее. — Майка!!! Голова сестры безжизненно болталась из стороны в сторону, но я видела, что она дышит. Это вселяло надежду. Вызвав «скорую», я попыталась оказать сестренке первую помощь. Но когда приехала бригада, Майя все еще была без сознания. В больнице врачи несколько часов боролись за ее жизнь… К счастью, удалось откачать. До сих пор благодарю бога, что все так сложилось: что я встретила Дашу, что таблетки были не очень сильные, что «скорая» примчалась быстро, а в больнице дежурили хорошие врачи… Это спасло сестру от страшного греха! На какое-то время мне стало легче, но потом снова накатили переживания. Что будет дальше? Поймет ли Майка, что ей есть ради кого и ради чего жить? Выберется ли из этой пропасти? Я сделаю все возможное, чтобы помочь, но все усилия будут напрасными, если она сама не захочет жить. И это вызывает у меня отчаяние. Я же врач, моя задача — помогать людям, а я не смогла помочь даже собственной сестре. Моя пассивность едва не закончилась ее попыткой совершить самоубийство! Даша говорит, что я не должна так думать… А я никак не могу избавиться от чувства вины! И еще не могу понять, как человек может хотеть расстаться с самым ценным — с жизнью…