Мужчина с характером

Вдень годовщины смерти жены, я, как обычно, поехал на кладбище. В этот раз один — дочка с зятем и детьми уехали в отпуск.

— Здравствуй, Лялечка, — сказал я, поставил в вазу хризантемы и полез под скамейку за веником и совком.

— Опять с вашего дерева к нам листья нападали, — раздался сердитый голос. Я обернулся и увидел в соседней оградке худенькую женщину лет пятидесяти пяти. Она была миловидной, но какой-то очень уж… агрессивной.

— Я здесь приберусь, а потом у вас подмету, — предложил миролюбиво.

— Не понимаю, почему я должна ваши листья убирать! — женщина, проигнорировав мое предложение, продолжала провоцировать ссору. Хотите, чтобы я срубил дерево? — спросил зачем-то, хотя точно знал, что никогда не срублю эту березку.

— Не надо! — буркнула незнакомка.

— В таком случае, чего вы от меня хотите? Отменить приход осени я не могу.

— Извините, что накричала на вас, — вздохнула «соседка». — У меня проблемы, вот и срываюсь на каждом, кто под руку подвернется.

— Семейные проблемы? — поинтересовался я.

— Рабочие… А вы к кому пришли?

— К жене. Семь лет назад похоронил.

— А я своего мужа — пять. И с тех пор все у меня наперекосяк. Еще раз извините… — женщина погладила фотографию на памятнике: «До свидания, Петенька», поправила букет астр в банке и вышла из ограды.

— Давайте я вас провожу! — вырвалось у меня прежде, чем успел подумать, зачем мне это надо.

— Вот еще, — фыркнула незнакомка и торопливо пошла по тропинке.

Я пожал плечами и взялся за веник. …Все-таки тесен мир. Спустя всего неделю я снова встретил эту женщину. Причем не на кладбище, а… Впрочем, расскажу по порядку. Вечером я повел Дугласа (так зовут нашего Лабрадора) на прогулку. Но когда мы подошли к скверу, где обычно гуляем, то увидели там нашего заклятого врага — ротвейлера Фрея. Снова разнимать собачью драку не хотелось, поэтому я потащил Дугласа направо — в двух кварталах от сквера был пустырь, где пса можно спустить с поводка. Проходя мимо кафешки с «оригинальным» названием «Натали», сквозь большое окно увидел ту самую незнакомку с кладбища. И опять, не успев включить мозги, поддался влиянию необъяснимого импульса — решительно толкнул стеклянную дверь. Звякнул колокольчик, женщина подняла голову:

— С собаками вход воспрещен! — похоже, ее настроение за последнюю неделю совершенно не улучшилось.

— Судя по количеству посетителей, без собак вы тоже никого не пускаете, — сказал, оглядывая пустой зал.

— Это вы? — узнала меня женщина и хмуро поинтересовалась: — Что надо?

— Шоколада, — сказал я и сел за столик. Насчет шоколада я брякнул просто так, для рифмы, тем не менее спустя несколько минут передо мной появилась чашка с вязкой жидкостью, похожей на мазут. Я пригубил и скривился. Даже в детстве не любил приторно-сладкого, а уж теперь, на седьмом десятке, и подавно! Отставив чашку, подошел к стойке:

— Мяса с картошкой можно?

— Нельзя! У нас кондитерская! Пирожное будете? Ответить я не успел, потому что над дверью снова звякнул колокольчик. Раскормленный молодой мужик в форме радостно сообщил:

— А я снова к вам…

— Пройдемте ко мне в кабинет, — тоскливо вздохнула женщина (как я понял, хозяйка кафе).

— Представьтесь как положено! — вмешался я.

— Пожарный инспектор капитан Винник, — растерянно пробормотал мужик. «Сейчас я тебя, капитан, научу родину любить. И отучу обирать вдов!» — подумал я, а вслух сказал:

— В кабинете вам ничего делать. Пришли проверять — так проверяйте. Хотя что здесь проверять: план эвакуации посетителей — вон на стене висит, огнетушитель в наличии, запасной выход ящиками не заставлен… — я понятия не имел, заставлен или не заставлен запасной выход и существует ли он вообще, но, видно, блефовал умело, потому что капитан даже не подумал проверить. Лишь угрюмо буркнул:

— Огнетушитель в рабочем состоянии?

— Продемонстрировать?

— Не надо.

— Тогда подписывайте акт, и всего хорошего.

— А вы, собственно, кто? — инспектор сделал вялую попытку восстановить статус-кво.

— Полковник Глебов. Будущий совладелец этого заведения, — отчеканил я.

— Первый раз в жизни не дала взятки и обошлась без штрафа, — сказала хозяйка кафе, когда проверяющий ушел. — А вы и правда полковник?

— Самый настоящий. Только в отставке. Кстати, меня зовут Сергей. А вас, наверное, Наталья?

— Откуда вы знаете?

— На вывеске прочитал.

— Муж настоял, — смутилась женщина. — А. зачем назвались совладельцем?

— Это был экспромт в чистом виде, — признался я. — Но теперь… Может, возьмете меня в партнеры? Только здесь нужно ремонт сделать, интерьер обновить, летнюю веранду пристроить…

— Были бы дети… Но Бог не дал, а одной не справиться. У вас есть дети?

— Дочка. И трое внуков.

— Вы счастливый!

— К сожалению, не вполне. Так что, рискнем дать новую жизнь «Натали»?

— Пацан сказал — пацан сделал, — я с гордостью оглядел всего за полгода полностью преображенное и битком набитое посетителями кафе.

— Да, ты мужчина с характером, — улыбнулась Наташа. — А еще с головой и с руками!

— И с сердцем, между прочим, — добавил я. — Может, стоит наш совместный бизнес сделать семейным?