Мой Отелло

Поля была олицетворением женственности: изящная, хрупкая, нежная. На сто процентов в моем вкусе. Трех свиданий хватило для того, чтобы понять: я хочу с ней быть. Вот и стал намекать: мол, мы могли бы перейти от официального этапа нашего знакомства к более интимному.

— Хорошо, приходи ко мне завтра, наконец согласилась она. «Богиня, ты будешь моей!» — пела моя душа. Фантазия разбушевалась. Вечером следующего дня с красной розой в руках я стоял перед дверью Полины. Сердце от волнения прыгало в груди, когда нажимал кнопку звонка.

Поля открыла и, бросив на ходу: «Заходи, я сейчас», умчалась куда-то в глубину квартиры. Проходя мимо открытой двери ванной, я невольно заглянул и отпрянул. На меня в упор смотрел некрупный гоблин, ехидно ухмыляясь. Он плотоядно облизнулся и сказал басом: «Гав». Причем вполне дружелюбно. Фу-ты! Так недолго и заикой стать! Это всего лишь мокрая собака! Псина стояла в ванне, опираясь на нее, и с любопытством разглядывала меня.

— Ой, какие мы грозные! — сказал я насмешливо. Реплика псине явно не понравилась. Она ощетинилась, чем стала еще больше похожа на чертенка. Нейтральное «гав» сменилось уже злобным рычанием. Кажется, мелкий пес искренне верил, что сможет меня напугать и я позорно сбегу.

— Берни, успокойся! — сказала Поля, выходя из спальни с полотенцем в руках. — Это Леня, наш друг. Ему можно.

— Интересно, а что мне можно? — переспросил я Полину, невольно вкладывая в слово особый смысл. — Уточни-ка весь список.

— Это команда-разрешение, причем для собаки, а не для тебя, — засмеялась Поля.

Она завернула зверя в мохнатое полотенце.

— Проходи в комнату. Сейчас я вытру это чудовище, и будем пить чай. Представляешь, негодник решил, что идет на охоту и ему надо замаскироваться! Пришлось его купать, вонючку малую! — Полина с нежностью поцеловала пса в нос. Тот с не меньшей нежностью лизнул хозяйку в щеку. Бр-р-р! Я сел на диван. Девушка тщательно вытерла любимца, приговаривая что-то ласково, потом отпустила. Чудище подошло ко мне поближе и со вкусом отряхнулось. Брызги с шерсти долетели до моего лица. — Эй, полегче! Я душ не заказывал! — недовольно пробурчал, чтобы Поля не услыхала. Берни уселся на ковре. Вредненько ухмыляясь, поглядывал на меня, склоняя голову то на один бок, то на другой. На бородатой морде читалось: «Ну-ну, то ли еще будет. Я покажу тебе, кто тут хозяин!»

-Смотри, смотри, — бросил я собаке. — Я собираюсь быть тут частым гостем. Привыкай, дружок.

В комнату вернулась Поля. Берни завилял куцым хвостом и, пока она накрывала на стол, нервно крутился под ногами. — Сейчас, маленький, сейчас покормлю. Хочешь печеньку? — заворковала девушка, протягивая собаченции печенье. — Проголодался мальчик. Идем, твой ужин уже готов.

Вообще-то я тоже проголодался, ну да ладно, пусть уж накормит любимчика. По крайней мере мешать не будет.

Наконец «мальчик» сыт, можно расслабиться. Я открыл вино, наполнил бокалы. Мы с Полиной разговаривали, и алкоголь постепенно делал свое роковое дело, разогревал кровь в наших жилах… С каждой минутой Поля становилась все румянее, а я смелел. Нежно взял ее за руку, легонько потянул к себе. Девушка перешла ко мне на диван, и я наконец обнял ее. Минуту я вдыхал нежный аромат духов Полины. Но только минуту, потому что… Берни вдруг прыгнул на диван, втиснулся между нами и попытался поучаствовать в беседе. Вся прелесть романтичной минуты испарилась. Ласкать мохнатую морду в мои планы не входило. Поля нежно почесала гоблина за ушком. Прижала к себе питомца.

— Ты ревнуешь? Совершенно напрасно. Леня хороший. В тот вечер я предпринимал еще несколько попыток обнять Полину. Но Берни был начеку. Каждый раз, когда я чересчур близко подступал к его хозяйке, он рычал.

— Ты не можешь закрыть его в другой комнате? — спросил я наконец.

— Ну что ты! Он обидится… Ничего, Берни скоро к тебе привыкнет.

Обидится? Привыкнет? Бред какой-то! Но делать нечего. Любимый песик — это вам не что-либо! Придется потерпеть. Я был терпелив. Даже два раза ходил с Берни гулять. Сам. Чтобы поговорить с ним, как мужчина с мужчиной. Но эта собаченция отказывалась что-нибудь понимать. — Ты хочешь, чтобы мы стали друзьями?

Он смотрел на меня, прищуривал свои черные глазенки, вертел головой, будто соглашался. Но как только мы возвращались  домой,   в нем снова пробуждался собственник. А Поля была частью его собственности. Когда мы с ней лежали на диване, псу нужно было улечься вместе с нами. Вернее — между нами. Когда смотрели телевизор, он обязательно сидел у хозяйки на коленях. Но все же Берни перестал на меня рычать. Когда я однажды спросил Полину, могу ли остаться на ночь, даже удивился, что она не спросила мнения своего «мальчика». В тот вечер все начиналось очень мило. Блеск свечей отражался в карих глазах Полинки и обещал многое. Один несмелый поцелуй, потом второй… Наверное, сердце Берни разрывалось от ревности — я слышал, как пес ходит из угла в угол. Его маленькие лапки шуршали по паркету. «Привыкай, псина, это только начало»,  удовлетворенно думал я. Поля приготовила горячую ванну с пеной, зажгла свечи. Когда мы закрывали за собой дверь, Берни тоже захотел протиснуться. Но я решительно вытолкал его!

Я обнял Полину, и… Берни начал царапаться в дверь. Мы не отреагировали. Тогда эта зверюга стала лаять. Причем как-то особенно визгливо. Кто бы мог подумать, что такая маленькая гадость может наделать столько шума! Поля вздохнула: «Лучше давай откроем, а то соседи будут стучать в дверь…»

Когда я пришел в спальню, оказалось, что я там появился последним. Бородатый гоблин уже лежал среди подушек, гордый, как павлин, что успел раньше. На наглой морде блуждала самодовольная ухмылка. И не надо мне рассказывать, что собаки не умеют улыбаться! Этот все умеет! Я подошел к кровати. Берни зарычал. Типа: «Тут я уже лежу, а ты пошел вон!»

— Не сердись, Ленечка, но мы всегда спим вместе, — Поля попыталась примирить своих любимых мужчин. — Нужно подождать, пока Берни уснет. Мальчик, пусти Леню.

Я понял: без вариантов. Пес удовлетворенно вздохнул и повернулся ко мне спиной. Надо ли говорить, что первым уснул я? Когда открыл глаза утром, первое, что увидел, — бородатая морда прямо перед моим носом. Морда сладко храпела.

— Он тебя полюбил, — сказала Поля абсолютно счастливым голосом.

«Жаль, что без взаимности, — подумал я. — Может, мне перебраться на его коврик в углу? И перейти на собачий корм?» Позавтракали мы втроем. Мне было не до смеха. Честно говоря, я думаю, стоит ли вообще продолжать эти отношения. Не очень хочется соперничать с собакой.

style=""/>

Комментарии запрещены.

Статистика


Яндекс.Метрика