Танго для троих

Уйду, если ты хочешь, но, думаю, мы об этом пожалеем… Не буду больше оправдываться. Все уже сказано. Я осознаю, что разрушил наш брак, но, Оля, будь честна перед собой! Неужели только я виноват? У меня перехватило горло от возмущения и слез:

— Да как ты можешь?! — вырвалось наконец. — Обвинять меня в том, что совершил ты? Может, это я тебе изменила? Или ты сделал это по моей просьбе?

— Можно и так сказать, — не увиливая и не оправдываясь, заявил Андрей. — Моя… измена, — его голос немного надломился, — была следствием. А о причинах ты знаешь не хуже меня.

— Какой же ты… — я вовремя замолчала, едва не вылив на мужа поток брани. Он заслуживал отборных эпитетов, но я не хотела опускаться до уровня базарной бабы. Мне и так досталось, хватит унижений. Я хотела одного — выйти из сложившейся ситуации с гордо поднятой головой, поэтому просто сказала: — Уходи. Андрей подхватил спортивную сумку, куда час назад поспешно летели его вещи с полок шкафа, обулся и привычно качнулся в мою сторону за поцелуем, но потом вспомнил, что это не будничное прощание перед работой, а самое что ни на есть прощание. — навсегда. Он дернулся и взялся за ручку двери, но все медлил.

— Оля, прости меня, — тихо сказал муж. — Ошибкой было не только то, что я оступился, но и то, что признался. Как говорится, настоящий мужик под страхом смерти не должен признаваться в измене, но я решил, что этот факт тебя… тебя… — было видно, что Андрей отчаянно ищет нужные слова, и не перебивала, подстегнет, — нашелся он. — Подтолкнет ко мне! И ты испугаешься, что можешь потерять меня, и снова вспомнишь, что любишь! Перестанешь ощущать себя отдельной единицей и поймешь, что мы одно целое. Как тогда, пятнадцать лет назад, на выпускном вечере, когда мы танцевали танго на сцене и в те минуты мир перестал существовать были только мы. Да, вот таким дурацким способом я хотел тебя вернуть. Прости. Я люблю тебя…

— Для танго, Андрей, нужны двое! Но никак не трое! — съязвила я.

Он не ответил, молча открыл дверь и шагнул за порог. Я не стала смотреть вслед и сбежала в свою комнату. Не хотела, чтобы в памяти осталась эта картина — его спина и мое отчаяние. Мне достаточно и так подобных кадров. Воспоминания, которые  переворачивают душу.

Накопилось за жизнь — мало уж покажется. Забыть не получается. А начиналось все как в сказке. В одиннадцатом классе мне неожиданно захотелось научиться бальным танцам. Пошла записываться. И не просто в районный клуб — в наш местный танцевальный ансамбль. А туда брали с детства, чтобы воспитывать и лелеять звезд. Остальным же предлагались группы «общего развития» — куда старушки ходят жирок сгонять. — Я не претендую на призовые места в конкурсах! — горячо убеждала я преподавателя, Игоря Петровича. — Мне достаточно освоить азы и проникнуться изяществом! Видимо, мои витиеватые слова показались преподавателю убедительными, а может, его подкупила моя настойчивость — не знаю, но меня приняли в коллектив. Первые занятия я только наблюдала, потом начала повторять. Удивительно, но у меня стало получаться! Даже Игорь Петрович это отметил!

— Пора тебе, Оленька, подобрать пару, — сказал он однажды. — У нас уже все пары сложились, но Андрей, — он жестом подозвал высокого парня, — свободен. Через какое-то время до меня дошли сплетни, что Андрей считался неперспективным танцором, хоть и занимался с пяти лет. Данные есть, все прекрасно, но в танце не раскрывается. А ведь известно, что танец — это не механические движения, пусть к даже блестяще заученные, а душа, к    Меня тогда немного подкорок  било, что мне подсунули бездарь неудачника, но в    пара сложилась. Не смотря на фиаско  первых   сольных  танцев, позже у нас все получилось. И причина оказалась банальной — мы влюбились! Что может быть красивее, чем пара, излучающая страсть, плавно скользящая по паркету?   Мы   и были такой парой. Наша любовь не выдержала этого испытания. Я винила во всем Андрея. Мои упреки больно ранили его, а я, понимая это, с садизмом палача продолжала обвинять.

Он действительно был косвенно виноват. Если бы не та поездка в зимний лес еще в начале нашей семейной жизни… Лютый мороз, снег, но ведь у нас печка в салоне машины! А потом машина заглохла, и нам пришлось тащиться по морозу целых два часа, пока мы не выбрались из леса. В этот же день меня забрала «скорая» с высоченной температурой. Потом оказалось, что я застудила придатки. Бесконечные годы лечения… Врачи не ставили окончательного диагноза «бесплодие», но давали очень мало шансов. И самое страшное, что, когда я ждала Андрея из командировки с радостной новостью, — тест показал две долгожданные полоски он признался в измене…

Я не знала, что делать… Говорить о ребенке не стала. Гордая. Потом поняла, что в душе я простила мужа. Поверила, что мимолетная связь вдалеке от дома была проверкой — сможет ли он без меня. Не смог…

Два месяца после его ухода я думала, думала. Вспоминала, как нес меня тогда на руках по лесу, потому что у меня ноги заледенели и сидел потом в больнице рядом со мной днем и ночью. А как он молча сносил мои упреки и скандалы… Я поняла, что мы и правда одно целое. У нас был тяжелый период, но мы не можем друг без друга… На юбилей нашего общего друга я надела роскошное платье. Хотела покорить любимого. Мириться — так красиво! Вошла в ресторан и убила всех своим появлением! Я видела только мужа. Заметила, что при виде меня он поперхнулся и закашлял. Улыбнулась ему, чем еще больше удивила. Нас посадили за стол рядом. Андрей не знал, как себя вести. Боялся сделать что-то не так. Когда заиграла музыка, я взяла его за руку и пригласила на танец. Он дернулся от неожиданности, но потом сжал мои пальцы.

— Оля… Ты ведь говорила, что танго — танец для двоих, а не для троих, — тихо сказал муж, когда мы закружились на танцполе.

— Я передумала. Наше танго для троих, — и, видя его удивленный взгляд, уточнила: — Я беременна, Андрюша…