Сломаю жизнь… дешево

Миша, подмени меня завтра, будь другом, — попросил Костя. — Сын разболелся, а Аня в командировке — придется взять больничный. Только, чур, с моими студентками не заигрывать! — добавил он строго.

Я отшутился, но, если честно, замечания Кости раздражили. Надоело, что все кому не лень цепляют мне ярлык плейбоя. Женщинам я нравился всегда, и это льстило. Но потом познакомился с Машей. Она училась на первом курсе в экономическом университете, где я преподавал, в моей группе. Спокойная, умная и красивая, Маша сразу завоевала мое сердце. Мы были очень осторожны, встречались тайком, но сохранить роман в секрете не удалось. В университете разразился скандал. О нас распускали мерзкие слухи. Ужасно было то, что мои намерения и чувства были самыми серьезными, а на наши головы лилась такая грязь! Отношения испортились. Мне грозило увольнение с работы. Маша не выдержала сплетен и перевелась в другой вуз. Мы расстались. После всего этого я старался держаться от студенток, а также от аспиранток и молодых преподавательниц на расстоянии пушечного выстрела, а то и подальше. В новом учебном году мне дали еще две группы студентов — подготовки стало больше. Часами просиживал над книгами, иногда задерживаясь допоздна на кафедре. В тот день я, один в пустой аудитории, готовился к занятиям, и вдруг услышал: « Разрешите войти? » В дверях стояла незнакомая симпатичная блондинка.

— Если вы на консультацию, то она закончилась еще полчаса назад, — сказал я.

— Извините, что помешала… — девушка медленно подошла и села, у стола. Она была красива и явно знала об этом. — Меня зовут Наталья Липовец. Третий курс, пятая группа. Я пропустила первые занятия, а на следующем должны быть семинар и контрольная…

— Так и будет, — буркнул я и вернулся к своим конспектам. Прогульщиков, откровенно говоря, терпеть не могу и никаких поблажек им не делаю.

— Можно взять список литературы?

— Все распечатки розданы. Возьмите у кого-нибудь из одногруппников и сделайте себе ксерокопию. Зачем приходить с этим ко мне?

— Хотелось с вами познакомиться. Оказывается, подружки правду говорили: вы симпатичный парень, добавила девушка.

Ну и наглость! Я посмотрел на нее. Студентка сидела на стуле, закинув ногу на ногу, и с деланной наивностью хлопала глазками. Знакомая картина: красивая куколка, уверенная в своей неотразимости, играет в девочку-гимназистку.

— Я вам не парень! — отрезал я. — Если у вас все — до свидания. И советую не пропускать лекции. Еще один прогул — не будете допущены к зачету по предмету.

— Не переживайте: теперь я не пропущу ни одной вашей лекции, — кокетливо сказала она„сделав ударение на слове «теперь».

Через несколько дней было практическое занятие в группе, где училась эта Наталья. Девушка делала все, чтобы обратить на себя внимание. После пары дождалась, пока аудитория опустеет, подошла и сказала с легким придыханием:

— Мне очень нравятся ваши лекции. Решив проигнорировать «толстый намек», я ответил, собирая со стола бумаги:

— Вы были очень активны.

— Рада, что вы это заметили, — шепнула она, играя своими волосами.

Я понял, что надо срочно эвакуироваться, взял папку и направился к выходу. Наталья, глядя в глаза, преградила мне дорогу:

— Михаил Геннадиевич, у меня столько вопросов… Умоляю вас, помогите! Это был даже не намек — откровенный призыв. Я обалдел от ее прямоты!

— Наталья! — рявкнул. — Вы студентка, а я — преподаватель. Оставьте свои выходки для однокурсников! Выходя из аудитории, услышал за спиной ее смех. Мы друг друга поняли. Но она была слишком уверена в себе… Вечером, когда проверял контрольные, на последней странице ее работы увидел следующую надпись: «Потанцуете со мной? Сегодня в «Дикой розе» в 20:00».

— Черт! Ну и стерва! — сказал себе. Выписывая два балла, подумал: «Получит пару двоек — и забудет обо всех этих глупостях!» Студентка ответила правильно только на два вопроса из десяти. «Эта дешевка думает, что если у нее ноги от ушей растут, то ее все хотят!» — злился я.

Когда объявил оценки за контрольную, нахалка только скривилась. Казалось, я поставил ее на место. Но нет, ошибся. Она снова подстерегла меня вечером после занятий. Наталья была одета в соблазнительную облегающую кофточку.

— Что вы здесь делаете? — спросил я.

— Михаил Геннадиевич, мне нужна ваша помощь, — прошептала она, подходя ближе. — Ваш предмет такой трудный, столько вопросов… Прошу вас… — девица подошла вплотную, заглядывая в глаза и тяжело вздыхая. Этот дешевый спектакль просто бесил! Я сделал шаг назад и уперся в стол. Наталья придвинулась. Еще немного и она прижмется ко мне грудью. И, черт возьми, кофточка ее скорее открывает, чем скрывает, а я все-таки мужчина!

— Приходите в четверг на консультацию, — просипел я (в горле предательски пересохло), а чертова девчонка это поняла и поспешила воспользоваться!

— Да ладно, — томно шепнула она, пододвигаясь еще ближе. Проведя изящным пальчиком по своим розовым губкам, облизнула его острым язычком, засунула пальчик в ротик.

— Давайте сейчас. Уже никого нет — никто не помешает…

Горячая волна залила мне уши и шею и медленно поползала по телу. Сердце зачастило. Дыхание сбилось.

— Хватит! — заорал я. — Выйдите отсюда немедленно! Что за спектакль?!

— Я буквально вывернулся из-под нее и отошел подальше. — Что ты о себе возомнила?! — спросил жестко. — Ты кто? Лолита? Эммануэль? Романов начиталась? Ну-ка иди отсюда! Еще один подобный фокус — и я напишу докладную декану!

Наталья переменилась в лице, одарив меня злобным взглядом.

— Ты пожалеешь об этом! — прошипела девица, выбегая из аудитории.

С утра у меня не было лекций, так что я решил поработать дома. В университет пришел около трех часов — к вечерним занятиям. В секретариате сообщили, что меня давно разыскивает декан. «Интересно, в чем дело?» подумал я. Хмурое лицо декана не предвещало ничего хорошего.

— Скажу коротко, — произнес он.

— Ты сейчас собираешь свои вещи и навсегда исчезаешь из университета. Я больше не хочу тебя здесь видеть! Вон! Я остолбенел, ничего не понимая.

— Одного урока оказалось мало! Ты ничему не научился! — закричал начальник (я по-прежнему не мог ничего понять). — Опять шашни завел!

— О чем вы говорите?! Какие шашни?

— Что, уже забыл девушку, с которой вчера вечером кувыркался на кафедре? Она обвиняет тебя в изнасиловании! Написала заявление в милицию.

— Да я ее пальцем не тронул! Она сама мне на шею вешалась — еле вырвался!

— Ясно! — раздраженно сказал декан.

— Так почему ты не пришел и все не рассказал?!

— Не хотелось создавать ей проблемы… — мой голос предательски срывался.

— Что-то верится с трудом, — услышал я. — Ты у нас благородный?

— Да эта дрянь сама пристает! На занятия не ходит, обросла двойками — вот и липнет ко мне! Задницей вертит думает так оценку заработать! Хочет меня подставить — неужели не понятно?! Я не повелся на приставания, вот она и мстит!

— Миша, мне очень жаль, но будем прощаться, — сказал декан холодно. Я направился к выходу. Не верилось в случившееся… Полный бред! Из-за лжи безмозглой идиотки моя научная карьера и репутация летели ко всем чертям! У двери кафедры увидел двух мужиков. У обоих на лбу явственно читалось: «мент». Молча впустил их в соседнюю пустую аудиторию. Они в нескольких словах рассказали, в чем обвиняет меня студентка. Она все продумала: сказала, что я сам пригласил ее «на консультацию» , что все время пристаю к ней и что у нее есть свидетели, как она, заплаканная, выбегала из аудитории тем злосчастным вечером.

— Да, я наорал на нее, потому что она навязывалась! — объяснял я. — Пробовала соблазнить… Послал ее подальше, после чего эта аферистка выбежала из кабинета, пригрозив, что я еще пожалею! Визитеры задавали множество вопросов, из которых было понятно, на чьей они стороне и в чью версию поверили. «Разберемся, разберемся…» — бубнил один занудным голосом, а кислое выражение его физиономии говорило о том, что он уже во всем «разобрался».И теперь вопрос за малым — за открытием дела… Начался кошмар. В один момент я потерял и работу, и шансы на нормальное будущее, а вскоре мог потерять еще и свободу. Мой мир разваливался на глазах. Но хуже всего было то, что мне никто не верил. Я нашел адвоката: нужно спасать себя! Адвокат предлагал поговорить с

Натальей и убедить ее забрать заявление, обещал договориться о встрече… Но я не мог ждать! Пришло в голову воспользоваться советом немедленно: решил встретить девицу возле университета. Она вышла в обществе своей подружки, тоже студентки.

— Наталья, нужно поговорить, — сказал я, направляясь в ее сторону, но девушки резко развернулись и пошли в противоположном направлении. Я догнал их. Разговор был просто необходим!

— Наталья! Разве ты не понимаешь, что своей ложью ломаешь мне жизнь? Попытался взять ее за руку, остановить, но Наталья решительно вырвалась.

— У меня есть свидетель, что вы пытаетесь нанести мне телесные повреждения, — сказала она с презрительной усмешкой, кивнув в сторону подруги.

Я отпустил ее. Наталья подошла к своей машине, открыла дверцу, села за руль. Подруга какое-то время смотрела на меня, но потом тоже села в машину. Шли дни… Адвокат сказал, что прокурор принял к рассмотрению заявление девушки. С меня взяли подписку о невыезде. Надвигалась катастрофа: моя жизнь летела к чертям! И тогда произошло чудо…

— Сегодня в прокуратуру пришла подружка этой Натальи, Таня, и сообщила, что Липовец обвиняет вас в изнасиловании, чтобы отомстить, и что это все ложь. Сейчас Липовец допрашивают снова. Думаю, что, учитывая обстоятельства, она заберет заявление, — сказал адвокат.

— Слава богу! — крикнул я, не в состоянии сдерживать свои эмоции. Благодаря признанию Тани следствие пошло в другом направлении. Следователь как следует прижал Наталью, и она призналась, что историю с изнасилованием выдумала. Плакала, изображала раскаяние, забрала заявление. В общем, все закончилось благополучно.

Через несколько дней я случайно встретил Татьяну на улице. Мне нужно было поговорить с ней.

— Почему она это сделала? — этот вопрос не давал мне покоя. — Милиция, обвинение в изнасиловании — это же не игрушки! Неужели Наталья не понимает?

— Она всегда была такой. Привыкла получать, что хочет. Особенно мужчин. А вы ее оттолкнули, вот она и озверела.

— А почему ты решила помочь мне?

— Испугалась. Поняла, что все зашло слишком далеко… Я же с самого начала знала, как было дело! Наташа все спланировала. Предвидела, что вы выгоните ее из аудитории. Было важно, чтобы кто-то видел, как она выбегает от вас в слезах. Она еще и кофточку расстегнула, — вздохнула Таня. — Извините, Михаил Геннадиевич… Я не думала, что все будет так серьезно, что у Наташки хватит дурости довести дело до суда и тюрьмы. А у нее просто крыша слетела! Вот я и решила: надо ее остановить, пока с вами не случилась беда. Мне очень жаль, правда!

Я не ответил. Ей так хотелось, чтобы я сказал: «Пустяки, забудем»… Не могу забыть! Две безмозглые дуры испортили мою карьеру и чуть не сломали жизнь! Еще через несколько дней декан предложил мне вернуться в университет. Я отказался. Во-первых, нужно отдохнуть. А во-вторых, я вряд ли смогу сработаться с людьми, которые мне не доверяют. Здесь моя карьера кончена. Декан, раскаиваясь, что не поверил мне, дал самые лучшие рекомендации. Поеду в другой город, найду работу, начну с нуля… Вот только удастся ли когда-нибудь стереть из биографии « подозрение в изнасиловании » ?