Премудрости верховой езды

Ванька так увлеченно рассказывал о своей работе, что я решил однажды в выходной побывать на одной из тренировок. До начала его занятий с детьми еще было время, й мы разговаривали, сидя на скамейке рядом с конюшней.

— И ты, Игорь, мог бы попробовать хоть разок прокатиться на коне. Я тебе самого спокойного подберу, — агитировал друг. — Есть у нас такой, что и ребенка не страшно на него посадить. Конь серый в яблоках, зовут Победитель. Ну что, ты согласен?

— Понимаешь… Я и спорт — вещи несовместимые, да и скорость меня совершенно не привлекает.

В этот время мимо нас прошла настолько необычная девушка, что я просто потерял дар речи! Высокая, стройная, с развевающимися огненно-рыжими кудрями, да еще в костюме наездницы! Словно из сказки.

— Кто это? — я ошеломленно уставился на красотку.

— Эта рыжая, что ли? — как-то совсем обыденно уточнил Иван. — Коллега моя, Светка. Она инструктор по верховой езде. Старик, я вижу, у тебя появился здоровый интерес. Так вот, лучше забудь! Не ты первый, кто обратил на нее внимание. И, думаю, далеко не последний. За ней кавалеры стадами ходят, но все получают от ворот поворот. Так что подумай, стоит ли тратить время понапрасну…

— А это еще посмотрим, — буркнул я, чувствуя, что во мне проснулся азарт охотника. — Ладно, пожалуй, пойду…

— Ты на солнце перегрелся, что ли? — удивился приятель. — Ты же только что пришел, и вдруг решил смыться!

— Да я только в конюшню схожу… ненадолго, — объяснил я.

— Так давай устрою тебе экскурсию! — Ванька привстал со скамейки.

— Нет-нет, ты оставайся здесь, а то все дело мне испортишь! — решительно отказался я от его услуг. — Только прошу тебя, не обижайся! Хорошо?

— Как знаешь, — он взглянул на меня как на тяжело больного.

В конюшне я был впервые. Но непривычная обстановка (резко ударивший в нос запах конского пота, ржание и храп лошадей) меня нисколько не смутила — я был одержим идеей познакомиться с Ней! И, абсолютно ни на что не обращая внимания, я искал девушку с рыжими кудрями… Когда наконец-то увидел ее рядом с вороным жеребцом, поспешил туда.

— Игорь, — протянул я руку сквозь решетку, за которой она нежно гладила морду своего питомца.

— Осторожно! — крикнула она. — Этот красавец с характером — незнакомца может так цапнуть, мало не покажется!

— Меня зовут Игорь! — повторил я.

— А это Ромео! — засмеялась она, назвав кличку вороного жеребца.

Я немного сник, но отступать было некуда. Набравшись храбрости, спросил:

— А тебя, то есть… вас… как зовут?

— Светлана! — она с улыбкой посмотрела на меня, и я утонул в ее зеленых глазах!

— Знаете, Света, я хотел бы учиться верховой езде… Могли бы вы научить меня?

— Вообще-то можно и на «ты», — весело сказала она. — Я видела, ты сидел рядом с Иваном. Он что, отказался учить?

— Да, — соврал я. — У него и без меня сейчас хватает учеников.

— И у меня со временем напряжена, — снова улыбнулась она.

— Я, кстати, очень способный! — продолжал я бессовестно врать. — И всему новому учусь очень быстро!

— Что ж, быстро так быстро, — сказала она. — Ты уже хоть раз сидел на лошади?

— К сожалению, нет, — на сей раз я вынужден был сказать правду.

— Значит, придется иметь дело еще с одним хвастуном, — она стала серьезной. — Ладно, приходи завтра в два часа. Я вышел из конюшни в таком состоянии, будто выиграл миллион в лотерею.

— Ну что? — спросил Иван, который все еще сидел на скамейке.

— Все получилось! — ликовал я. — Она мне назначила тренировку!

— Не спеши радоваться, — сказал он. — Это еще ничего не значит.

— Посмотрим!

— ответил я и, попрощавшись, отправился домой. Когда на следующий день ехал на тренировку, думал, что в два счета одолею премудрости верховой езды. «Ведь не мне же лошадь придется везти, а ей меня, думал.

Какие же могут быть сложности?» Но уже после первого урока понял, что глубоко ошибался. У меня болело все: руки, ноги, спина… А Света была просто беспощадна! «Спину прямо, пятки назад! — то и дело кричала она. — Неправильно! Ты что, не слышишь меня? Следи за осанкой! Сидишь, как тюфяк! Так и за год не научишься! Хвастун!» Она каждой своей репликой задевала меня за живое. А что я мог ответить? Выход был один: доказать на деле, что я не болтун. «Ничего, подожди, вот в следующий раз я тебе покажу, на что способен!» — мечтал. И действительно показал… На тренировку пришел раньше назначенного времени и решил, не дожидаясь Светы, вывести на поле лошадь Зорьку, на которой ездил в прошлый раз, и сесть на нее. Появится Светлана — сразу увидит, как я уверенно держусь в седле, и, конечно, похвалит… «Давай, Зорька, не подведи!» — сказал я кобылке, вскочив на нее, и ударил пятками. И тут такое произошло! Лошадь неистово заржала, тряхнула головой и встала на дыбы. « Вот это трюк!»  пронеслось в голове в момент, когда я уже вылетал из седла. Потом, выполнив в воздухе умопомрачительное сальто, «мягко» приземлился…

Лежа ничком на поле, с опаской поглядывал на Зорьку, боясь, как бы она не развернулась и не принялась бить меня копытами. «Тогда от меня останется только мокрое место», — подумал я. Увидев над собой тень, решил: «Смерть моя пришла!» Но это была не разъяренная лошадь, а Светлана. Разглядев ее лицо, я облегченно вздохнул и просиял.

— С ума сошел, что ли? — закричала она. — Кто разрешил самому садиться на лошадь? Ты же мог разбиться!

Она была по-настоящему напугана и как никогда прекрасна! Ее глаза метали молнии, а губы гневно дрожали.

— Не молчи! — трясла она меня за плечи. — Слышишь? Скажи хоть что-нибудь! Ну пожалуйста! И зачем только я согласилась учить тебя?

— Я, кажется, сломал руку… — наконец-то выдавил из себя.

— Господи, навязалась же такая беда на мою голову! Откуда ты взялся?

— Как откуда?- пытался пошутить я. — Пришел к другу, увидел лошадей, понравились, решил учиться… «Боже мой! — думал. — Неужели это моя последняя тренировка? Больше она видеть меня не захочет!»

Врач «скорой помощи» осмотрела руку и, констатировав: «Перелом»,сообщила, что меня доставят в больницу и наложат гипс. Усаживаясь в белый микроавтобус « скорой », я печально смотрел на Светлану — она, как мне казалось, обрадовалась, избавившись от меня… Сломанная рука доставляла массу неудобств, но гипс с нее пообещали снять нескоро, поэтому у меня стало много свободного времени: делать-то все равно ничего не мог! И хоть знал уже, что наверняка навсегда придется отказаться от верховой езды, меня непреодолимо тянуло в конноспортивную школу. А в четверг, в день тренировок, больно заныло сердце: страшно захотелось увидеть Светлану! И я, осторожно прижимая к себе, как ребенка, загипсованную руку, сел в трамвай и отправился по хорошо знакомому маршруту. «Будь что будет думал. — Но я сегодня непременно должен ее увидеть!»

— Привет, больной! А ты что здесь делаешь? — иронично спросила Светлана, увидев меня. — Неужели снова решил покататься на Зорьке? Конечно, еще одна рука цела, две ноги есть, так что можно в седло садиться! В самый раз!

— Увы, на лошади я вряд ли в ближайшее время смогу кататься. Зато теперь точно знаю, что верховая езда — занятие совершенно не для меня…

— А вначале-то как хвастался! — засмеялась Света. — «Я очень быстро учусь!» Вот и научился!

— Скажу как есть, — буркнул я, глядя в ее бездонные зеленые глаза. — Все это было лишь предлогом для того, чтобы с тобой познакомиться. Света… Ты мне очень понравилась… Я думал, она просто посмеется надо мной, и приготовился выслушать очередную порцию колкостей в свой адрес, но, как ни странно, Светлана стала очень серьезной, а в глазах ее засветилась нежность. «Что это с ней? — удивился я. — Такой я ее не видел. Она всегда была насмешлива и иронична…»

— Я сразу поняла, что тебя совсем не верховая езда интересует, — тихо сказала она. — Просто хотела знать, насколько велико твое желание стать мне другом. А еще — посмотреть, как ты преодолеваешь трудности, есть ли у тебя характер…

— Понятно! Значит, после моего падения с лошади ты во мне совсем разочаровалась? — расстроился я.

— Нисколько! — засмеялась она. — Ведь я заметила, что и упорство, и характер у тебя есть! А то, что Зорька отучила тебя хвастаться, — тоже неплохо! Согласен? Кстати, Иван мне с самого начала сказал, что ты слишком самоуверенный молодой человек. И посоветовал немного обломать, а то, говорит, ты слишком высокого мнения о себе…

— Что?! — воскликнул я. — Это Ванька тебе такое сказал? Ну, он еще пожалеет! Я ему тако-о-ое устрою… — но договорить до конца так и не смог: моих губ коснулись ее губы, и я в тот же миг забыл, что именно собирался устроить другу…

 

style=""/>

Комментарии запрещены.

Статистика


Яндекс.Метрика