Нелюбовь к будущему зятю

Как только мама увидела моего будущего мужа, так сразу в лице переменилась. Не понравился он ей. Хотя вся родня на ушах стояла — богатый, перспективный, сын депутата райсовета. Теперь-то понятно — они просто надеялись, что такие связи и им пригодятся. Жаль только маму я не слушала, замуж за него выскочила быстро. И сразу же поняла, что ошиблась.

 

Жить будем по моим правилам

Антон привык быть всегда хозяином положения, никогда ни в чем себе не отказывал и менять правила даже ради любимой жены не пытался. Захотел вечером поехать поиграть в боулинг-уехал. И плевать, что я просила сходить куда-нибудь в кафе посидеть. Казалось бы, мелочь, а она стала причиной нашей первой ссоры. А дальше уже пошло как по накатанной. Появились друзья, которые не хотели признавать тот факт, что Антон уже не холостяк, вернулись бывшие пассии, не оставлявшие надежды увести его из семьи.

Даже когда родился Мишка, Антон не изменился. Загулы, веселье, гости, подружки. Однажды я просто устала соперничать со всем этим, забрала сына и уехала к родителям. Антон испугался. Мы все-таки любили друг друга, хотя и по-разному. Я — всем сердцем, а он — от случая к случаю. Но когда понял, что может нас потерять, изменился. И я поверила — вернулась к нему. Жаль, ненадолго. Через месяц все снова стало, как прежде. Вот только играть в игру под названием «верни меня, если сможешь» я больше не хотела и подала на развод.

 

Больше не пара

Не скажу, что было легко учиться жить без Антона, хотя с ним я прожила не так уж и много. И хоть на душе было легче, сердцем я все равно рвалась к нему. Да и он после всех своих загулов возвращался к нам-теперь уже в дом моих родителей.

-Таня, может, тебе нужно отдельно пожить, чтобы отношения наладить? — как-то намекнула мне мама после того, как Антон снова остался ночевать у нас.

— Нет, к нему я не поеду, — замотала я головой.

— Зачем к нему? Просто тебе нужно жить отдельно, — стояла на своем мама. — Может, мы с отцом эту квартиру продадим, себе купим однокомнатную, а тебе — двушку. Все равно ты молодая, жизнь нужно устраивать, если не с Антоном, то еще с кем-то. А с нами ты так и останешься — не то невеста, не то жена.

Сели, обсудили, и через два месяца я уже справляла новоселье. Но не успели мы там как следует обжиться, как соседка сверху устроила пожар. Хорошо, нас с ребенком дома не было. А то неизвестно, чем все закончилось бы. Наша квартира от огня сильно пострадала, а когда тушили огонь, то еще и залили нас. Смотреть без слез на квартиру, в которой я своими руками делала ремонт, было невозможно. А с соседки взятки были гладки

— одинокая старуха, за которой кто-то из соседей присматривал по доброте душевной. Глядя на пепелище, я разве что волосы на себе не рвала — ведь теперь нам с сыном снова было негде жить. Возвращаться к родителям мы просто не могли. Но выбирать не приходилось.

 

Повод, чтобы вернуться

Но правду говорят: нет худа без добра. Как только новость о пожаре долетела до Антона, он тут же примчался за нами.

— Поживете у меня, — безапелляционно заявил он.

Я хоть была и не в восторге от этой идеи, но согласилась — в той квартире у Миши была своя комната, да и к садику оттуда было добираться ближе. А у родителей мы сидели друг у друга на голове. И потом, раз уж так случилось, пусть отец с сыном пообщаются. Ребенок же не виноват, что мать с отцом не ладят.

Конечно, оказавшись снова вместе, мы первое время чувствовали себя молодоженами. Даже трехлетний Мишка однажды смутил нас тем, что поставил вопрос ребром — мол, что ему теперь говорить друзьям? Есть у него папа или, как раньше, он только в гости приходит?

Первым пришел в себя Антон:

— Миша, а ты говори как есть!

— Как есть? — задумался Миша. -Нет, тогда меня не поймут. Вы мне точно скажите.

-Тогда говори, что есть! -уверенно подтвердил Антон.

Я молчала — мне бы очень хотелось утверждать точно также, ноя не могла. Знала — это сейчас Антон такой хороший, а пройдет пару недель, и он снова будет волком глядеть в лес.

Но и портить ту идиллию, что сама собой создалась между нами, я не спешила. Пусть хоть месяц, пока длится ремонт, мы снова побудем семьей. Ведь когда Антон забывал про свою компанию, он снова становился нормальным человеком.

— Знаешь, Таня, сегодня говорил с рабочими, так они сказали, что за месяц не справятся,-однажды начал разговор Антон. — Запах впитался в стены и нужно время, чтобы он исчез.

— Что же делать? — уставилась я на него, подумав, что он хочет попросить нас съехать. — Мы, наверное, тебе мешаем?

-С чего ты взяла?-обиделся Антон. — Я, наоборот, хотел предложить — может, вы все-таки останетесь со мной? А ту квартиру, когда доделаем, будем сдавать или продадим.

Подозревать Антона в корыстности я не могла — все работы по восстановлению моей квартиры он делал за свой счет. Он хоть и был своенравным, но в скупости или жадности я его никогда обвинить не могла.

Мне даже не пришлось соглашаться — обстоятельства складывались так, что мы по-прежнему жили вместе. Вот только второй раз выходить за него замуж я не хотела, хотя Антон предлагал. Да и зачем — фамилии у нас у всех одинаковые, ребенок записан на его имя, так зачем нам вторая печать?