Мы не такие как все!

По дороге из школы младшая внучка болтала, как сорока, без умолку, и только дойдя до перекрестка, вдруг запнулась на полуслове. Отпустив мою руку, хлопнула себя ладошкой по лбу:

— Вот балда! Про чешки-то сказать забыла!

— Про какие чашки? — удивилась я.

— Не про чашки, а про чешки, — смешливо сморщила нос Аська. — Я их сегодня на танцах надела, а большой палец бац — и наружу вылез. Та-ак смешно! Торчал, как кукушка из окошка в часах, »    что у нас на даче. — Странно… Неужели чешки так быстро протерлись? — Ну да, — подтвердила кивком внучка. — Така-а-ая дырища, ого-го! Короче, новые нужно покупать. — Если нужно — значит, купим, — вздохнула я. — Это не проблема.

— А давай тогда сразу в магазин зайдем! — тут же оживилась Аська. — Заодно посмотрим тебе костюм.

— Что за идеи! С какой стати?!

— Как с какой, ба?! — передернула плечиками внучка. — Ты же сама маме недавно говорила: «Пора мне купить новый костюм, А то, как на пенсию ушла, совсем себя запустила: хожу как бомжиха.

Перед людьми стыдно!» ,  Ну-у, говорила или нет? — Говорила, — нехотя призналась я. — Только тот костюм, что я тогда присмотрела, мне теперь ни к чему. Тридцать градусов в тени!

— Так купи что-то летнее, — не сдавалась Аська, — платье или сарафан такой, как у бабушки Сони, с маками, помнишь? И шляпку, как у нее, купи! И сразу станешь такой же модницей!

— Как бабушка Соня? — с укоризной посмотрела на нее я. — Нет уж, уволь!

— Почему?

— Во-первых, я не собираюсь обезьянничать. Во-вторых, не хочу, чтобы на меня показывали пальцами. А в третьих… (я мысленно представила содержимое своего кошелька)… в-третьих, у меня с собой не так много денег.

— Мало денег? — озабоченно надула губы внучка. — А чешки как же?

— Да на чешки-то хватит!

— А на мороженое хватит? — продолжала волноваться моя любимица.

— Хватит и на мороженое — на такое, как в прошлый раз, с фруктами.

— С фруктами?! — радостно подпрыгнула на месте Аська. — Ура! Знаешь, ба, я ведь на танцах только про мороженое и думала! Честно-пречестно!

В зале была такая жарища, что я себя чувствовала как курица в духовке.

— Выдумщица моя! — рассмеялась я. Мы с внучкой взялись за руки и отправились в торговый комплекс, где был большой отдел спортивной одежды… Покупка чешек оказалась делом десяти минут, однако сразу утащить внучку из отдела не удалось. Аська, в отличие от меня, не просто обожает магазины — она ходит в них, как в музеи: глазеет на все подряд — даже на то, что уж никак ей не может пригодиться! Вот и на этот раз застряла возле силовых тренажеров: рассматривала, нажимала какие-то кнопки, охала, ахала… Короче, мы проторчали возле них не менее получаса. Затем столько же просидели возле музыкального фонтанчика и только потом поднялись на эскалаторе на третий этаж. Войдя в кафетерий, увидели скрутившуюся змеей очередь — человек пятнадцать, не меньше.

— Ась, может быть, обойдемся без мороженого, а?

— Как это «обойдемся»?! — возмущенно взмахнула длиннющими ресницами Аська. — Обещания нужно выполнять! Или не давать. Чьи слова?

— Мои, — вынуждена была признать я. — Только уж больно не хочется в очереди стоять… Мы с тобой кучу времени зря потеряем.

— Что значит зря? А мороженое?

— Так мороженое можно купить где-нибудь в другом месте.

— В каком другом, бабушка? Разве такое еще где-нибудь бывает?!

Ну что мне было с ней делать? Спорить, чтобы довести до слез? Себе дороже. Пришлось смиренно стать в хвост очереди.

К заветному прилавку мы с Аськой приблизились минут через сорок. И тут произошло вот что: пока я отвлеклась, изучая прейскурант цен, внучка куда-то отбежала. Вернулась она в сопровождении Олега Селезнева — своего соседа по парте. Подойдя, дернула меня за рукав.

— Бабуль, смотри, кого я встретила!

— Вот и хорошо! — улыбнулась я. — Веселее будет.

Поздоровавшись с мальчиком, покрутила головой в поисках его родителей. Не увидев, растерялась:

— Олег, ты что, один сюда пришел?

— Почему один? — пожал плечами парнишка. — С дедушкой.

— Постой, разве у тебя есть в Киеве дедушка? — удивленно спросила я.

— Теперь есть — папин папа.

— А раньше твой дедушка где жил?

— В Таллинне. А потом ему стало там одному скучно, и он приехал сюда. Навсегда-навсегда.

— Навсегда, говоришь? Это хорошо… Ну, а где же он сейчас?

— Там! — мальчик махнул куда-то за спину. — В с-а-амом конце!

— Попробуем это исправить, — заговорщицки улыбнулась я.

Делая заказ, вместо двух взяла четыре порции мороженого. Заняв столик, отослала Олега за дедом. Тот оказался мужчиной хоть куда: крепкого телосложения, подтянутый, белозубый, с удивительно добрыми глазами.. Короче говоря, он мне понравился. И как-то сразу расположил к себе. Через пять минут мы уже болтали, словно старые друзья. Когда мороженое было съедено, Аська попросила отвести их с Олежкой на игровую площадку. В общем, мы не заметили, как минуло еще три часа… Прощаясь, Петр Петрович галантно поцеловал мне руку и сказал:

— Рад был познакомиться! Надеюсь увидеть вас еще не один раз.

— Взаимно, — искренне ответила я. — А сейчас простите: дочь требует, чтобы Ася неукоснительно соблюдала режим дня. Мы всей семьей всегда в семь собираемся к ужину, а сегодня… — я выразительно развела руками.

— Да мы с внуком тоже, в общем-то, в самоволке! — рассмеялся он.

— И что? — улыбнулась я1 — Боитесь получить наряд вне очереди?

— Вряд ли получим: сын в это время еще на работе, а невестка, кажется, сама меня побаивается.

— Да неужели? А почему?

— Не привыкла еще. Впрочем, я ведь временно с ними живу — до тех пор, пока куплю квартиру.

— А не скучно будет жить одному?

— Стеснять детей не хочется. У них скоро пополнение ожидается…

— Понимаю, — кивнула я и потрепала Олега по рыжим вихрам: — До свидания. Увидимся завтра в школе. Придя домой, мы с Аськой получили нагоняй за опоздание. Основные упреки были направлены в мой адрес. Первой выступила дочь:

— У тебя совершенно нет чувства ответственности! Три часа болтаться неизвестно где! Мы уже не знали, что и думать!

Вступил разгоряченный зять:

— Ведь предлагал, давайте купим вам мобильник! Будете на связи…

— Спасибо, не надо! — сквозь зубы проворчала я. — Не тот возраст, чтобы рисковать здоровьем.

— Что за чушь вы вбили себе в голову возмутился Аркадий. — Весь мир пользуется мобильной связью, а вы…

— А я не буду, понятно?! И потом, я, между прочим, не ребенок, чтобы контролировать каждый мой шаг!

— При чем здесь вы? — задохнулся от гнева Аркадий. — Речь идет о нашей дочери! Ведь вы даже не поставили нас в известность, куда ее повели…

— Виновата, исправлюсь!

— Она просто издевается над нами! — сердито всплеснула руками дочь.

— Да отстаньте от бабушки! — неожиданно заступился за меня старший внук. — Можно подумать, вы сами никогда и нигде не задерживаетесь.

— А ты тоже хорош! — с ходу переключилась на него Надежда. — Мог бы и сам Аську из школы забрать! Женька и тут не смолчал:

— Интересно как? Я только в пять часов из института вернулся!

— Так хотя бы ужин начал готовить!

— Ну вот, — закивал внук, — теперь я крайним оказался!

— Не ссорьтесь, — уже миролюбиво попросила я обоих. — В морозилке есть пельмени — я вчера налепила. Вот вам и ужин!

— Пельмешки — это хорошо! — зять удовлетворенно потер руки.

— И почему никому из нас не пришло в голову заглянуть в морозильник? дочка, пожав плечами, благодарно посмотрела на меня.

— Да уж ладно, — я снова пошла на уступку, — ешьте на здоровье.

— Значит, ты не сердишься?

В ответ только рукой махнула. У меня было на редкость хорошее настроение. Ночью прекрасно спала, а на следующее утро вскочила на полчаса раньше обычного и отправилась на кухню готовить завтрак. Себе, дочке и внучке овсянку. Зятю и внуку — яйца всмятку, колбасу, тосты и кофе. Пока готовила, на кухню потянулся народ.

— Что-то ты рано. Не спалось?

— Как раз наоборот, — загадочно улыбнулась я в ответ, — спала отлично! Даже без снотворного.

— Везет людям! — зевнув, произнесла дочь. — А мне всю ночь комарики снились: шеф, увольнение… Жуть!

— Но ты же говорила, что он очень симпатичный мужик… — начала я. Поймав дочкин взгляд, осеклась, но было уже поздно.

— Интересно, — нахмурился зять, — и что же в нем симпатичного?

— Да не говорила я, что он симпатичный! — раздраженно дернула плечом Надежда. — Мама что-то путает.

— Да, наверное… — виновато залепетала я. — По-моему, это Женька про новую преподавательницу говорил.

— Он что, влюбился в преподавательницу?! — ужаснулась Надя. — Боже! Только этого не хватало…

«Ну не дурочка? — сердито подумала я. — Выгораживай ее после этого!» Приведя внучку в школу, я надеялась увидеть Петра Петровича, но меня ждало разочарование: О лежку привела мама. Перебросившись с ней парой фраз, я попрощалась и пошла домой. По дороге решила зайти в аптеку. У прилавка кто-то взял меня под локоть. Вздрогнув, обернулась — думала, карманник, а это был Петр Петрович!

— Простите, если напугал, — он смущенно улыбнулся.

— Ну что вы! Если честно, я умею за себя постоять.

— Хорошее качество. В нынешние времена рохлей быть нельзя.

— Да я и раньше не была тихоней.

— Представьте, я тоже!.. А еще меня всегда тянуло совершать подвиги. Наверное, поэтому пошел в Морфлот и дослужился до адмиральских погон.

— Вы адмирал? — ахнула я.

— Да. А что, не похож?

— Не знаю… Хотя вам, наверное, идет морской китель. Впрочем, я никогда не любила военных.

— Не любили военных? Хм… Почему?

— Потому что вся их жизнь подчинена приказу. Мне всегда казалось, что многие из них и мыслить-то самостоятельно не умеют. И потом, заставлять кого-то ходить строем… — я невольно передернула плечами. — Бр-р-р…

— А вас заставляли когда-нибудь ходить строем?

— Как и все наше поколение — начиная с детского сада! Кстати, со мной страшно мучились воспитатели. Я не понимала, почему нужно спать только на правом боку. Или не драться, когда обижают. Или пить теплый кисель…

— Интересно… А что было потом, когда вы подросли?

— Что я не любила?

— Ну да. Или что не хотели делать?

— А вы сами можете угадать?

— Ну, не знаю… Может быть, ездить в пионерские лагеря?

— Точно! А еще петь хором!

— А мне казалось, что хором петь гораздо проще…

— Согласна, только не для меня. Наверное, это звучит нескромно, но мне всегда хотелось выделяться.

— Мы с вами похожи! — засмеялся он. — Мне тоже всегда хотелось быть не таким, как все. Не подчиняться, а… — Командовать? — догадалась я.

— Быть лидером.

— Понятно. А теперь?

— Что теперь?

— Не угнетает положение пенсионера?

— Ничуть, — улыбнулся мужчина. — Быть пенсионером не так плохо. К тому же у меня приличная пенсия, грех жаловаться.

— Мне тоже… Все хорошо, вот только годы летят. Представляете, старшему внуку через месяц будет девятнадцать!

— Так это же прекрасно! Внук взрослый, а бабушка еще так молода! — Но отлично знаю, что все лучшее у меня уже позади. — Не уверен, — многозначительно усмехнулся он, поймал насмешливый взгляд девушки-фармацевта и смущенно кашлянул в кулак: — Идемте отсюда, мы привлекаем внимание… Выйдя из аптеки, я хотела попрощаться, но Петр Петрович меня опередил:

— Можно мне вас домой подвезти? Я сегодня на машине.

— Давайте, — охотно согласилась я. Садясь на переднее сиденье, не удержалась от соблазна посмотреться в зеркальце. Щеки буквально пылали. Ой-ой! Неужто влюбилась? Ну дела… Придя домой, бросила на пуфик сумочку и, забыв разуться, поспешила к кухонному окну. Машина Петра Петровича продолжала стоять у подъезда. Сам он прохаживался рядом с дымящейся сигаретой в руках. «Может, выйти? — дернулась было я и тут же себя остановила: — Гордости у тебя нет, что ли? Стыд-позор! Ведешь себя как девчонка!»

style=""/>

Комментарии запрещены.

Статистика


Яндекс.Метрика