И кто тут кого соблазнил?

Дашенька, когда ж ты нас внуками порадуешь? — снова затянула свою пластинку мама. — Ведь тебе уже скоро тридцать, и мы не молодеем…

— Я бы родила, мамуль. Но за связь с учениками меня посадят, а искать кого-то у меня времени нет.

— О господи! Что ты болтаешь? — испугалась она. — Какие ученики? Хотя… — вдруг задумалась. — Ты ведь не в младшей школе преподаешь. Твоим-то уже по семнадцать лет. Присмотрись, подожди пару годков, вот тебе и муж готовенький.

— Я вообще-то пошутила! Мам, ну ты даешь… Нарочно не придумаешь.

— Почему? Это хорошая идея!

Я быстренько свернула неприятный разговор. Еще немного, и мамуля начнет меня выдавать замуж за сыновей своих знакомых. Знаем, проходили. Вот только ничего из этого не выйдет. Я не та, ради которой мужчины горы сворачивают. Обычная серая мышка. Всегда такой была, еще со школы. И подружка моя такая же, I  Манюня. Вернее, она Маша, но из-за маленького роста прозвище приклеилось к ней намертво. Мы обе были запуганными и дикими. Перевелись вдвоем в гимназию с углубленным изучением английского языка только в девятом классе. Решили, что так легче будет поступить в иняз. Но не учли, какие задаваки учатся в элитной спецшколе. Нас сразу поставили на место. Подкалывали, общались свысока и наградили прозвищами. Машку звали Манюней (кстати, довольно мило), а меня — Цаплей, за высокий рост и фамилию Цаплиенко. Обидно… Как-то делали всем классом стенгазету. Всем — это громко сказано. Нас не подпускали к оформлению. Идея была — сатира на одноклассников. Не знаю, как там с сатирой, но нас обидели сильно. Это «произведение» мы с Машкой увидели уже в готовом виде. Всех учеников поделили на группы. Конечно, фотографиям местных красавиц — Анжелы и Киры — дорисовали бальные платья и короны с подписью «Элита». Были там и «Умные», и «Артисты». Нас с Машей изобразили в образе каких-то первобытных женщин с палками в руках и назвали «Амазонки». Я не против амазонок, но почему нас надо было рисовать с гнилыми зубами и волосатыми ногами?! Почему-то всплыли эти воспоминания, когда я брела от родителей домой. Как назло, начался сильный дождь. Я хоть и была с зонтиком, но ветер хлестал холодными струями. Решила переждать ливень и забежала в торговый центр.

— Дашка, ты?! Дашка!!! — заорала какая-то блондинка, кинувшись ко мне. Я дернулась и поспешила к выходу, подальше от сумасшедшей барышни. Но девица настигала меня, и я побежала.

— Дашка! Постой! — крикнула она, и вдруг я услышала знакомые нотки.

— Машка?! — я остановилась и, видя приближение школьной подруги, удивилась тому, как она изменилась. Дурнушкой Манюней тут и не пахло! Миниатюрная, тоненькая, как тростинка, девушка с шикарной гривой белокурых волос.

А улыбка, мамочки! И где те железные брекеты? Белоснежные зубы слепили и пускали зайчиков!

— Уф, еле догнала тебя, — Маша еле дышала, но продолжала улыбаться. — Ты чего такая дикая? Вот скорость!

— Я подумала, что ты сумасшедшая, — промямлила я, невольно сравнивая нас. Если в школе мы обе были не ахти, то сейчас… Машка выглядела королевой.

— Ты угадала! Я почти сошла с ума от счастья, когда увидела тебя, — радостно захохотала подруга. — Сколько лет не виделись. Как ты? Где ты?

— Я… Нормально, как все. А ты? Почему у нас, каким ветром?

— Приехала по делам. Бизнес свой расширяю, — Маша сказала это просто, без хвастовства. — Все так же замужем за Костиком. Как уехала к нему, так и живем в его городе. Маленький городишко, не столица, но ведь не все рвутся в мегаполисы! Мне там нравится — тишина, зелени полно, парки. И детям лучше.

— У тебя есть дети? — спросила я.

— А как же?! Двое — мальчик и девочка. А у тебя, Дашунь?

— У меня? — я сконфуженно замолчала.

— Как-то пока нет…

— Не получается? — ахнула Маша. — Я такую травку знаю…

— Мне б такую травку, чтоб замуж выйти, — перебила я ее.

— Ах, так ты… — она не договорила и понимающе кивнула. — А почему?

— Маш, не прикидывайся! Я себя в зеркале и все о себе сама понимаю.

— Почему ты так думаешь? Тебя бы только приодеть по-современному, подкрасить, прическу сделать…

— Ага, а еще отрезать нос, увеличить грудь и уменьшить уши, — ерничала я.

— Зря ты так, Даш, — подруга не поддержала мои колкости. — Я ведь парикмахер, но потом окончила курсы и стала стилистом. Вот открыла пару салонов у себя дома, теперь хочу здесь попробовать. Чем черт не шутит?

— А ты и правда, Маш, такая стала!

— Вот именно — стала! И ты станешь! Давай-ка встретимся на квартире у моего брата, имидж тебе подберем. Завтра, например. Он один живет. Ты помнишь Владика? Двоюродный мой. Один тут остался. Родители-то с нами живут… — Неудобно как-то, — замялась я. — На квартире у мужчины…

— Ты действительно дикая, Дашка! Какой мужчина? Это ведь Владик! Помнишь, как мы его до слез доводили, когда грозились рассказать про его шалости? Как        помнить! Мы уже считали себя взрослыми барышнями, а ему только исполнилось тринадцать. Самый противный возраст — прыщи, жирная кожа, голос ломается. Он часто сидел у Машки в гостях, жил рядом.

— Ладно, — согласилась я. — Только не завтра, а послезавтра, хорошо?

Маша согласилась, а у меня созрел план. «Имидж она мне будет подбирать, как же! — думала я. — У меня и самой мозгов хватит, чтобы преобразиться. Зарплату как раз получила. Сама все куплю.  На следующий день я позвонила в школу и сиплым голосом поведала о страшном вирусе, который настиг меня во время вчерашнего ливня. Директор без возражений дал отгул, и я ринулась по магазинам. Когда гардероб был подобран (о нижнем белье тоже позаботилась), пошла в салон, где из меня сделали такую куколку, что я закричала от восторга, когда увидела себя в зеркале! На следующий день позвонила в дверь, с нетерпением ожидая реакции Машки на мое преображение.

— Здрасте, а мне Машу. Вы Влад? — я не знала, как себя вести с этим… красавчиком! О боже, каким шикарным стал прыщавый и ноющий братец подруги!

— А почему на «вы»? — удивился он. — Даш, заходи, я тебя узнал.

Я быстро справилась с волнением. Не хватало еще выглядеть дурой в присутствии такого потрясающего мужика!

— Узнал? А мне кажется, я изменилась, томно проворковала я, просачиваясь в квартиру, будто невзначай задев парня бедром. Решила сыграть в роковую красотку. А что? У меня получится!

Влад не отступил. Наоборот, помогая мне снять плащ, провел рукой по спине. Меня бросило в дрожь, и промелькнула дерзкая мысль соблазнить его… Мы прошли в комнату. Говорили о чем-то, хозяин открыл бутылку вина. Я не вникала в суть разговора. Кокетливо стреляла глазками, водила пальчиком по бокалу (спасибо кинематографу!) и соблазнительно улыбалась. В воздухе отчетливо витал дух флирта. Я была уверена, что тоже понравилась Владу. Это не нужно было объяснять… Внезапно он поднялся с дивана и подошел ко мне. Я напряглась. Парень присел передо мной, взял мою руку и начал целовать каждый палец. От этой ласки у меня закружилась голова. Он смотрел мне в глаза, продвигаясь все дальше. Его поцелуи жгли огнем. Я обняла его и привлекла к себе. Время остановилось… Когда все закончилось, я вдруг поняла, что натворила. Во мне проснулась учительница, и я с ужасом осознала, что совратила брата своей подруги!

— Владик, прости, — я судорожно пыталась одеться. — Мне так стыдно… Господи, я соблазнила тебя… И Маша… Она скоро придет.

— Не придет, — ответил Влад. — Срочно уехала домой — сын заболел. А телефон сломался. Просила передать тебе.

— А ты… Почему не сказал?! Ведь этого всего не было бы!

— Потому и не сказал. Ждал тебя. Я ведь с детства тебя люблю. Так что еще вопрос  кто кого соблазнил, — улыбнулся он.

style=""/>

Комментарии запрещены.

Статистика


Яндекс.Метрика