Цена спасения жизни

Когда подруга не пришла на работу, я очень заволновалась. Она ведь никогда не опаздывала. Что могло случиться?

Полина никогда не опаздывала на работу, поэтому, когда коллега  задержалась на целый час, еще и на прямой эфир — это был нонсенс. Шеф рвал и метал.

— Ты ей звонила?! — кричал на меня Захар Иванович.

— Сто раз уже звонила, — отвечала я, не выпуская мобильник и продолжая набирать номер Элины. — Не отвечает…

— Все, она уволена! — продолжал кричать начальник.

— Захар Иванович, но ведь эфир спасен, Ирина вышла, -И пыталась я сгладить ситуацию, понимая, что грозит коллеге — иначе Элина ни за что не поступила бы так.

— Защищаешь подругу? — с вызовом посмотрел на меня Захар.

Да, он прав, работа на радио действительно требует дисциплины. Но ведь мы все живые люди, и с каждым из нас может произойти все что угодно. Застряла в лифте, у нее украли кошелек, и теперь Элинка в милиции разбирается в происшествии, перепутала номер автобуса… Впрочем, во всех вышеперечисленных случаях можно позвонить и предупредить, если задерживаешься. Значит… «Ой, мамочка, она, наверное, в больнице», — в ужасе подумала я. Вчера вечером вы говорили по телефону, и Элина жаловалась, что у нее неожиданно поднялось давление. Аесли… Нет, даже думать не хочу! Я снова набрала ее номер.

— Все! — опять закричал Захар. — Теперь пусть лучше не приходит. Не попадается мне даже на глаза. Я ее не знаю. Не вижу. Она — пустое место!!!

— Захар Иванович, — осторожно начала я. — Вчера Лирина жаловалась мне, что у нее высокое давление… Может, ее забрала «скорая»… Вы же знаете, какая Элина пунктуальная…

— Вижу, какая твоя Элина пунктуальная, — он посмотрел на часы. — Я ее не просто уволю, я ей такую запись в трудовой книжке сделаю… — лютовал начальник. — Век меня помнить будет!

В эту секунду зазвонил мой мобильный. Я была уверена, что это Элина.

— Да, сынок, — ответила, увидев на экранчике телефона имя младшего сына Ромы. — Вы уже вернулись с папой от врача? Ромашка, зуб не болит? Ну и славно. Отдыхайте. Целую вас… Ирина уже закончила вести передачу Элины, проводила гостя, который приходил на интервью, а Лириной все не было. Я не находила себе места. Вышагивала из угла в угол. Три раза пила чай. И каждые пятнадцать секунда набирала номер Элины. Но в отличие от Захара не гневалась, а донельзя переживала. Что же произошло? Морги обзванивать, что ли?

Прошло еще полчаса, и в офис влетела запыхавшаяся Элина. Лицо бледное, челка прилипла к вспотевшему лбу, поломанный каблук, ладони… в крови. Захар Иванович даже ухом не повел, как и обещал, — сделал вид, что он ее не замечает. Я подбежала к подруге.

— Что с тобой? Я миллион раз тебе звонила! Почему ты не набрала меня? Не предупредила, что задержишься?..

— Я телефон забыла дома на подзарядке, а сама… ой, — она плюхнулась на диван.

— Захар Иванович, — посмотрела на шефа. — Я все сейчас объясню…

— Объясняй — не объясняй, толку не будет, — спокойно ответил тот. — Ты уволена, Лирина. Элинка еще больше побледнела. Посмотрела на шефа, потом на свои руки и, кажется, только сейчас поняла, что ее ладони в крови.

— К-как уволена? — переспросила с запинкой. — За что уволена?

— За что? Ну ты и наглая! — покачал головой шеф. — За прогул!

— Но я… Захар Иванович, так нельзя! Вы же не позволяете мне объяснить! Это не прогул! Я жизнь человеку спасала. Вы знаете, за пять лет работы я ни разу не опоздала. Даже больничный никогда не брала! В отпуск — и то не каждый год еду. Понимаете, я уже подходила к остановке, как вдруг увидела… начала рассказывать Элина.

— Довольно! Я же сказал, объяснения мне не нужны! — окриком прервал ее речь начальник. — Что не ясно?

— Рассказывай, — решительно произнесла я, осуждающе посмотрев на Захара. — Что произошло? Я тут уже поседела от переживаний. Она продолжила: — Так вот… Метрах в десяти от остановки я увидела пожилого мужчину… Он лежал на земле. Голова его была в крови. Люди проходили мимо. Наверное, думали, что это какой-то бомж. Хотя мужчина не был похож на бродягу…

— Ты, конечно, вызвала «скорую помощь»? — перебила подругу.

— Людей попросила. Потом присела на корточки и приподняла его голову… Он морщился от боли и тихо шептал какое-то имя. Я спросила, есть ли у него мобильный телефон, чтобы позвонить родне, но он не ответил. В это время стали подходить люди, спрашивали, в чем дело. А «скорая» все не ехала… Мужчине стало плохо с сердцем. К тому же он голову разбил, когда падал. Я дала ему валидол и приложила к ране на голове бактерицидную салфетку. Два парня помогли посадить пострадавшего на скамейку. Я не к могла уйти, не дождавшись  врачей. Понимаешь?  Я-то понимаю! — громко сказала я и опять посмотрела на шефа. Тот деловито читал газету. — А потом? — спросила Элину, чтобы она продолжила рассказ. А потом… Потом наконец приехала «скорая», и я отправилась с ним в больницу. Хотела убедиться, что все будет хорошо. Что не завезут куда-то… Отвезли в хорошую больницу, не в центре, но хорошая. Там старик уже окончательно пришел в себя и смог внятно сказать свой домашний номер телефона. Медсестра позвонила и сообщила его жене, где он. А я поехала на работу. Бежала, сломала каблук. А руки… Видимо, когда голову его держала, в крови испачкалась. Но я тогда и не заметила. Только сейчас увидела. Представляю, что люди в транспорте обо мне подумали… — Элина встала и пошла в туалет. — Пойду хоть умоюсь, — бросила через плечо.

— Ну вот, — обратилась я к Захару, — видите… Лирина не прогульщица. Что и следовало доказать.

— Она могла позвонить на работу из больницы! — безапелляционно заявил начальник. — Но не сделала этого!

Я опешила. Не ожидала такое услышать. Ну как можно быть настолько бессердечным человеком?

— И что вы намерены делать? — с вызовом спросила шефа.

— Я же уже тебе сказал. Уволить! У тебя есть другое предложение? — со злорадной ухмылкой покосился на меня.

— Да. Есть. Захар Иванович, не увольняйте Лирину. Можете премии лишить, от эфира отстранить на время… Еще как-то накажите, но только без работы не оставляйте. Пожалуйста!

— А тебе-то что? — посмотрел из под очков Захар. — Не тебя же увольняют… Переживаешь, как за мать родную!

— У Лириной маленький ребенок. Без мужа его растит. Вы же отлично знаете ее печальную историю… Паша — мерзавец, -бросил Элину беременной. Теперь вот сам в Эмираты укатил. А она пацана одна на ноги поднимает.

— Да знаю я ее историю, — досадливо отмахнулся шеф. — Но это к делу не относится. И вообще перестань на меня давить, нашлась защитница! Кстати, с Пашей не все так однозначно. Еще неизвестно, кто кого бросил. И неизвестно, его ли это ребенок. Так что не очень-то распинайся!

«Да как он может так говорить? Вот гад!» про себя бранила я начальника. И тут в дверях появилась Элина.

— Пиши заявление по собственному, — приказным тоном произнес Захар. Поняв, что сражаться бесполезно, она села за стол и стала писать заявление об увольнении. У меня душа разрывалась. Я была готова уйти вместе с подругой, но… У меня двое сыновей, муж на инвалидности и мама больная… Одним словом, семья на мне. Когда-то на стройке супруг повредил позвоночник, теперь, если чуть напряжется или тяжелое поднимет, — месяц в лежку. Олег подрабатывает дома, компьютеры собирает, хорошо, что освоил это дело, прежде чем на стройку полез. А у мамы год назад инсульт случился, с тех пор никак в себя и не придет.

— Написала, — тихо сказала Элина. — Вот, — она протянула листок с заявлением начальнику. Было видно, что ей с трудом удается сдерживать слезы.

— Отлично! — удовлетворенно потер руки шеф. — На твое место найдется масса желающих. Работу нужно ценить, Лирина. И не думай, что я бессердечный… Старик на улице, «скорая»… Я все понимаю. Но ты могла… ты была обязана предупредить меня. Тем более у тебя был важный эфир. Интервью! И если бы не Ирочка… Впрочем, зачем мы будем переливать из пустого в порожнее… Я не могла стоять на месте и молчать:

— Может, стоит написать объяснительную на имя нашего генерального? Уверена, Игорь Антонович поймет ситуацию. Помните, когда Соловьев отвозил в больницу свекровь, тогда…

— Вот только не хватало еще генерального беспокоить по пустякам, — отрезал Захар. — У него дел и без Лириной хватает.

— То, что произошло, — далеко не пустяк! -добавила я. — Человек без работы остается, и лишь потому, что спас жизнь другому человеку. А если бы это был ваш отец, Захар Иванович! Вы бы хотели, чтобы ему прохожие помогли?

— Мой отец живет со мной, и мы с женой и детьми не позволим старику бродить одному по улице… А этот, наверное, из неблагополучной семьи! Один, с больным сердцем… Стали бы нормальные дети отпускать отца в таком состоянии?

— В жизни всякое бывает! При чем тут его дети, внуки? — кипятилась я.

— Не нужно, Инга, — попросила меня Элина. — А то еще и тебя сейчас уволят. Так сказать, под шумок. За компанию.

— Не остри, Лирина, — метнул на нее злобный взгляд шеф… — Ты хочешь сказать, что я обошелся с тобой несправедливо? Да?! А я вот считаю справедливо. Нужно учиться отвечать за свои поступки, Лирина. Ясно?

Вот так все и произошло. Несмотря на детей, мужа-инвалида и больную мать, я чувствовала себя предательницей. Нет, нужно было уйти вместе с подругой. Меня ведь давно приглашали в глянцевый журнал. Конечно, платят там меньше, чем на радио, но зато моя совесть была бы чиста.

— Не глупи, — обняла меня Элина, когда я пришла к ней в гости. — Почему ты должна увольняться вместе со мной? Работай! У тебя хорошая зарплата… Кстати, мне недавно Пашка звонил, сказал, что хочет прислать сыну деньги. Вот так! Проснулся наш папочка, —  улыбнулась мне. — Захар — сволочь, пару дней назад взял какую-то  новую девицу. Никакая… продолжала злиться я.

— Забавно, — отреагировала подруга.

— Видеть его не могу после всего, — прищурившись, произнесла я. — И эту его Оленьку. Видать, чья-то дочка…

— Пусть работает, — махнула рукой Элинка и включила чайник. — А я завтра выхожу вот сюда, — она гордо протянула мне последний номер известного журнала. На должность главного редактора!

Не хотела никому наперед говорить…

— Класс! — обрадовалась я. — Молодец! Не то что наша станция.

— На радио было здорово, — не согласилась со мной подруга. — Но Захар не тот человек, с кем можно работать всю жизнь. Поверишь, я даже рада, что так сложилось. Меня несколько раз сюда приглашали, — покосилась в сторону журнала. — Владелец — мой одногруппник. Но я не решалась… Боялась радио бросить. Так что можно сказать, Захар сделал хорошее дело. — Слушай, а что с тем мужчиной? — спросила я,  вспомнив  про  старика,  из-за которого, по сути,  Элинку и уволили.

— Не знаю, у него ведь мобилки с собой не оказалось… А домашний номер я не запомнила, он его медсестре продиктовал… Надеюсь, что жив-здоров.

— Я горжусь тобой, — обняла подругу. — Ты спасла человеку жизнь.

— Да, только телефон тогда дома забыла и Захара не предупредила, — улыбнулась Элина и начала резать торт.

Каждый день, приходя на работу, я поражалась: как Захар может работать со спокойной душой? Ведь он же неправ. Он знал Элину Лирину не первый год. Знал ее порядочность, профессионализм и безотказность. А теперь взял на ее место тупую Оленьку и делает вид, что все замечательно.

— Не хочу с ним больше работать, — призналась я как-то вечером мужу. — Захар лицемер и мерзавец. Так он и меня вышвырнет. А что? Для него люди — мусор. Ты бы видел, какая Элинка в тот день в офис пришла… А ему плевать.

Меня не покидала мысль об увольнении. Но не так просто сделать этот шаг. «Все, завтра напишу заявление», — решилась наконец. — Буду пока носки дома вязать, но не работать с этим упырем…» Утром перед эфиром я первым делом отправилась в кабинет начальника.

— Захар Иванович, я увольняюсь. Он округлил глаза, снял очки.

— Но мы только наметили новый… — шеф не договорил — в кабинет зашел генеральный директор Игорь Антонович, тот самый, на имя которого Захар не позволил Элине писать объяснительную.

— Добрый День, народ! — весело поздоровался Игорь. Он вообще очень веселый и добрый, не знаю, почему взял на работу гада Захара. А так у нас хороший коллектив…

— Добрый день, Игорь Антонович, — так же весело ответила я. — Как ваши дела? — поинтересовалась. — Вас давно не было видно.

— Отец болел… — объяснил он. — Но уже все хорошо. Вчера с женой забрали папу из больницы. Старость — не радость…

— А что с ним было? — тут же залебезил Захар.

— Сердечный приступ… Представляете, сто раз ему говорили: «Не ходи в магазин один»… У него ведь уже был инфаркт… Но кто нас послушает? Отвечает: «Хочу вам помогать». Помог. Пошел купить утром хлеб. Мы с Верой на работу уехали, вот он и воспользовался… Так хоть бы мобильный с собой взял. Короче, оступился, упал и разбил голову. Хорошо, что ему какая-то женщина помогла: лекарство дала, «скорую» вызвала, в больницу с ним поехала… Увы, не могу ее отблагодарить. Она его в больницу привезла и исчезла. Врачи даже имя ее не спросили.

— Да, как говорится, мир не без добрых людей, — лицемерно протянул Захар и отвел в сторону взгляд.

Нам ведь обоим было понятно, о какой женщине идет речь. Только этому мерзавцу и в голову не могло прийти, что такое совпадение возможно и он уволил Элину из-за того, что она спасла жизнь отцу нашего генерального.

— А я знаю эту женщину, — тряхнув головой, сказала я. — Она работала у нас, но ее недавно уволили. У меня есть номер ее телефона.

— Вы ее знаете? — удивился Игорь Антонович.

— Да! Это Элина Лирина.

— Лирина? — еще больше удивился генеральный. — Но, насколько я знаю, она уволилась по собственному желанию.

— Не совсем по собственному, — я выразительно посмотрела на Захара. — Ее подтолкнули принять такое решение.

— Подтолкнули? — переспросил Игорь. — Что вы имеете в виду?

— А вы, Игорь Антонович, спросите лучше у Захара Ивановича. Пусть он вам все с подробностями расскажет.

С радиостанции я ушла. Но вскоре Игорь уволил Захара (оказалось, тот еще и вор, каким-то образом половинил себе деньги от рекламы) и пригласил меня снова на работу. Звал и Элину, но она не захотела. У нее теперь новая и очень интересная должность.

style=""/>

Комментарии запрещены.

Статистика


Яндекс.Метрика